реклама

Виктор Сухоруков рассказал о новых ролях в театре и кино и о том, почему не хочет обратно в Петербург

Спектакль «Р. Р. Р.» откроет XXV Международный фестиваль «Балтийский дом». Исполнитель одной из главных ролей - Виктор Сухоруков - рассказал Metro, зачем на эту постановку идёт молодёжь, о своей нелюбви к наградам и почему не хочет возвращаться в Петербург

24 сентября 2015
Факты:

Виктору Сухорукову 63 года, народный артист России.
•    Работал в разных театрах Петербурга. Больше всего – в Театре комедии имени Акимова, куда возвращался несколько раз.

•    Широкая известность к Сухорукову пришла после выхода на экран фильма «Брат» режиссёра Алексея Балабанова. Виктор снялся в кинокартине, когда ему было 46 лет.

•    В 2004 году переехал из Петербурга в Москву. Сейчас актёр активно снимается в кино и играет в столичных театрах. Спектакль «Р. Р. Р.» идёт в театре  имени Моссовета.

Виктор, спектакль «Р. Р. Р.» поставлен по самому известному роману Достоевского «Преступление и наказание». Почему надо смотреть именно эту постановку?
Спектакль сделан эсэмэсочно, очень пунктирно. Даже название короткое: состоит из инициалов главного героя. Там нет глубоких рассуждений, вздохов. Нет тяжёлой достоевщины, в которую нас постоянно пытаются погрузить литературоведы. Ведь произведение не такое и тяжёлое – это чистейший детектив. Но размышления автора на тему церкви, любви, морали, нравственности как будто бы погружают нас в тяжёлую думу. А на самом деле история очень простая. И в данном случае эту лёгкость режиссёр Юрий Ерёмин и привнёс в постановку. Смотрится легко, занятно,  увлекательно. Молодёжь любит этот спектакль.

Вы играете сыщика Порфирия Петровича…
Могу похвастаться, что в кино его когда-то играл Смоктуновский. А в моей жизни уже случались мгновения, когда меня сравнивали с Иннокентием Михайловичем. Дело в том, что ещё я играю царя Фёдора Иоанновича в спектакле «Царство отца и сына» в театре имени Моссовета. И когда репетировал, мне все говорили: «А вот Смоктуновский царя Фёдора в Малом театре играл!» Ну играл, и чего? Вы его не видели, а я видел. У меня лучше будет! А что оставалось делать, когда тебя начинают с кем-то сравнивать, ещё не видя то, что получится. А получилось то, что сегодня «Царство отца и  сына» идёт уже четыре сезона с аншлагами.

Как вы относитесь к своему Порфирию?
В мировой классике даже людоеды симпатичные. Если нам подаётся некий герой или антигерой из XIII, XIX, XX века и мы его переживаем, чувствуем, вздрагиваем, когда к нему прикасаемся, это величие уже. Мой Порфирий Петрович не такой, как его делали другие. В романе он представляется скользким, въедливым, тараканистым. А у нас он мечтатель. Очень хотел стать военным – не получилось, стал отличным сыщиком. Главная тема, мысль моего персонажа – не поймать и разоблачить, а спасти молодую человеческую душу. Он пытается, словно экстрасенс, внушить Раскольникову: сдавайся, отсиди своё и начни всё сначала. И ведь внушает! В финале не преступник идёт на поклон, а светлый, раскаявшийся человек.

Вы часто становились лауреатом кино- и театральных премий. Для вас эти награды что значат?
Раньше мне важно было признание, и в этих призах я усматривал некий сигнал, что меня заметили, выдали знак качества. Сейчас по-другому. Диплом или статуэтка не могут быть оценкой моего дарования или труда. Потому что мы часто видим, что награждают какого-нибудь персоналия, а работа копеечная! Да, у меня много наград – стоят, как посуда, в шкафах. Отношусь к ним как к игрушкам. Но вообще считаю, что искусству участвовать в конкурсах неприлично. Это не лотерейный билет. Вот в Третьяковке или в Эрмитаже – гляньте: везде ценность бесценная, красота несравнимая! И все экспонаты, что там есть, не соперничают друг с другом. Они содружествуют. Ночами наверняка  собираются. Может, играют в карты или пьют вино и над нами смеются! Потому что мы, смертные, даём оценки, вешаем ярлыки.

Виктор, как актёр вы состоялись в Петербурге. Не скучаете по городу?
Я 26 лет прожил в Петербурге, но любви к себе не ощущал. Знаете, как тяжело жить, когда тебя не любят! А Москва пригласила, постелила мне красную дорожку, и я позволил себе уехать. В Петербурге я был неприкаянным, а в Москве как будто воспрял. В Питере я пил, даже хлебал. А в Москве не пью и не пьётся, здесь я весь в белом! Как это объяснить? Не знаю. Когда бываю в Петербурге, люблю прогуляться по Невскому, где все закоулочки знакомые, где пахло пельменями, котлетами, мочой, затхлым старым деревом, дустом, старой одеждой. Моя бомжовая жизнь очень гармонично сочеталась с обликом города. Сейчас он очень изменился. Стал краше, пафоснее, богаче. Сегодня он брендовый – без кредитной карточки не заходи. Надо, чтобы каблуки у тебя были начищены, чтобы рожа умыта. Конечно, скучаю и люблю Петербург, но сегодня вряд ли хотел бы вернуться навсегда. А приезжать буду! Вот на фестивале «Балтийский дом» покажусь. Так что ждите!

Кино. «Восторженная крымчанка носила меня на руках»

На российские экраны вышел фильм «Орлеан», где Виктор Сухоруков сыграл экзекутора.
Съёмки проходили в Крыму, начались через месяц после присоединения полуострова к России.
– Меня в фильме часто гримируют, я там в парике, с волосами, – вспоминает Сухоруков. – Снимали в райских местах под Феодосией. Со мной там случай произошёл. Заехали мы в кафе на трассе.

Меня узнали, из кухни выскочили все повара. И вдруг одна повариха поднимает меня на руки, как ребёнка, и кричит: «Снимайте меня с этим другом! Фотографируйте нас!» Я шепчу ей: «Поставь меня на землю, не позорь. Что ты делаешь?» Она была настолько возбуждена, что прищемила мне кожу, оставила на память синяк на ляжке. Я там месяц провёл. И все были рады объединению с Россией. Не встретил ни одного крымчанина, который бы сказал: какая постигла нас беда. Я верю, что этот путь выбрали не «вежливые человечки», а жители полуострова Крым.
 

реклама

Последние новости

Самое популярное

Галереи и видео

реклама
реклама

Мы Вконтакте

Мы в Facebook

Новости партнеров

Loading...
реклама