«Конечно, работа машинистом - не девичья профессия, - рассказывает Юлия Кувшинова. - Женщины активно работали машинистами во время войны, когда мужчин забрали на фронт, и некоторое время после. А потом они ушли из этой профессии. Но поработать им довелось. 

 
Однажды на Покровской линии решили поменять старые вагоны на новые. А девушки – 
существа, как известно, любознательные. И вот одна из таких села в обновлённый поезд, 
ещё не успев его освоить. Интересно ей стало, и всё тут! Можно было на какую-нибудь 
красивую кнопочку нажать, посмотреть, что из этого получится. А вышло так, что поезд 
встал как вкопанный. Но это ещё полбеды! Поезд был на эстакаде, поэтому никто не мог 
помочь бедняжке. 
 
Слышу, мой поездной диспетчер забеспокоился. Оказалось, машинист ему заявила, будто 
бы напряжения нет. Именно по этой причине, как она считала, поезд и остановился. Тогда 
я подошла к диспетчеру, чтобы помочь разобраться в непростой ситуации, поскольку 
главный диспетчер всегда подключается ко всем ситуациям, связанным с нарушением 
движения. 
 
Я сразу сказала машинисту: «Напряжение на контактном рельсе есть, это у вас что-то не в 
порядке на составе». И предложила привести кабину управления в нерабочее состояние. Это когда 
машинист отключает всё-всё-всё - например, если прибывает в депо или на линии 
заканчивается движение. После этого, говорю я ей, включайте всё заново, как будто вы 
оказались на «приёмке» состава. 
 
Прошло две минуты, поездной снова забеспокоился, решил её вызвать, но я пресекла 
попытку и сказала: «Не трогай девушку, она же работает!» А через минуту и сама не 
выдержала, так что мы всё-таки вызвали машиниста на связь, спросили, что происходит. А 
она с гордостью нам отвечает: «Что-что, да я еду уже!» 
 
Этот разговор, конечно, слышали в депо «Измайлово». На следующий день я пришла на 
работу, и меня встретила делегация депо, чтобы торжественно вручить свидетельство 
машиниста первого класса! 
 
Таким образом, благодаря общению с одной неумехой есть у меня документ, 
свидетельствующий, что я разбираюсь в подвижном составе. Понятно, свидетельство это 
«шутейное», но выглядит официально – «корочка» с фотографией, всеми надлежащими 
печатями, подписями. 
 
Помню, депо «Измайлово» отмечало юбилейную дату, 50-летие, ну и меня пригласили. 
Взяв слово, я сказала, что никакая я тут не гостья, а полноценный работник депо 
«Измайлово», вот и документ соответствующий имеется. Начальник депо отмахнулся: 
«Подхалимы!», а я в ответ: «Точно! Только вот подпись начальника депо стоит в 
документе первой!» 

Текст приурочен к 80-летнему юбилею московского метро

Управление Московского метрополитена на улице Гиляровского – как дом родной для 
представителей династии Кувшиновых-Шелухиных. Общий трудовой стаж династии на 
московском  метрополитене составляет более девяноста лет. 

Пройти в здание управления можно только по пропуску, через турникеты. Здесь 
посторонних быть не должно: сотрудники метрополитена заняты сверхответственной 
работой, их отвлекать не положено. 

Впрочем, когда в кабинете диспетчеров Люблинской линии появляется легендарная Юлия 
Кувшинова, работники ненадолго бросают свои дела, благо на участке всё спокойно. 

- Это наша учительница! – вскакивает с места Наталья Ляпушкина, диспетчер третьей 
группы. И смахивает слезу. С дрожью в голосе она признаётся корреспонденту Metro, что 
Юлия Ивановна, которой сейчас 85 лет, вырастила не одно поколение диспетчеров, и 
человека с таким опытом в России больше нет. 

Диспетчерская заполнена современной техникой, при этом главное место в кабинете 
занимает поездной диспетчер. Он с удовольствием уступает кресло Юлии Ивановне, 
которая когда-то работала и на этой должности. 

Перед ветераном метрополитена – многочисленные мониторы, которые показывают линии 
движения поездов, а также необъятных размеров график с различными техническими 
данными. 

- Когда я начинала, ничего этого не было, - рассказывает Кувшинова. – Тут поезда хотя бы 
видно, а мы не получали визуальную информацию, нам обо всём докладывали с линии, на 
основании чего принимались решения. Давненько не сидела я за диспетчерским столом, 
но никогда эту работу не забываю. И даже во сне иногда регулирую движение. 

Диспетчеры из змей 

Кувшинова пользуется безграничным уважением среди коллег, что неудивительно, ведь эта 
не по возрасту энергичная и волевая женщина работала в метро с 1946 по 2002 годы. Её 
кипучая трудовая деятельность, продлившаяся более полувека, началась с того дня, когда 
кассир Службы движения Клавдия Быкова привела свою 17-летнюю племянницу Юлю к 
начальнику линии. В итоге Кувшинова дослужилась до звания  главного 
диспетчера движения метрополитена. 

- Диспетчер – товар штучный, - уверяет Кувшинова. – Человек может быть замечательным, 
грамотным, образованным, но если он не способен оперативно принимать решения, тогда 
путь к нам закрыт. 

Я всегда сравниваю с железной дорогой. У диспетчера «железки» есть 5-10 минут для 
принятия решения. На метрополитене счёт идёт на секунды. Я люблю говорить, что 
диспетчеров надо готовить из змей – то есть, из тех, кто родился в год змеи. Змея хитра, 
она всегда смотрит вперёд, предугадывает. 

«Одиночка» машиниста 

Как-то само собой вышло, что Юлия Ивановна, жизнь которой неразрывно связана с 
метро, вышла замуж за машиниста – Ивана Кувшинова, работавшего в электродепо 
«Красная Пресня». Он был участником Великой Отечественной войны и в ожесточённых 
боях на Синявинских высотах  получил тяжёлое ранение. Несмотря на это, после 
демобилизации Иван Петрович получил физически изматывающую должность  на 
метрополитене. 

- Работа у него была сложная, - признаётся Юлия Кувшинова. – Как и у любого машиниста 
сейчас. Знаете, одним из самых тяжёлых судебных наказаний была «одиночка». У 
машиниста тоже, своего рода, «одиночка». Ты часами работаешь в чернильно-тёмном тоннеле, 
при этом на каждой станции тебе в глаза бьёт резкий свет, и этот контраст воспринимается 
психикой очень тяжело. 

Первый теракт 

8 января 1977 года Советский Союз потрясла серия терактов, один из которых впервые в 
истории произошёл в московском метрополитене.  

На перегоне между станциями "Измайловская" - "Первомайская" произошел взрыв. Юлия 
Ивановна в этот день уже отработала и возвращалась домой, в последнем вагоне метро. И, 
конечно, не осталась в стороне от происходящего. 

- Я встретила первого заместителя начальника метрополитена, он сказал мне: "Много 
пострадавших, много крови. Сейчас отмывают платформу!" Хорошо ещё, что участок был 
открытым, это многим спасло жизни.  

Когда искорёженный состав убрали на станционные пути, туда стремились попасть 
работники прокуратуры, МВД, городских организаций. Многих нельзя было пропускать - 
по соображениям безопасности. Но в итоге я отвезла трёх из них к составу, который был убран на станционный тупиковый путь станции  Щелковская в том числе - генерал-полковника Николая Мырикова. Даже не зная, кем он был по званию.  

Кувшинова считает, что в непростых условиях все службы метрополитена сработали 
чётко. 

- Было зимнее время, - вспоминает она. – Следственные органы просеяли снег  через сито, собрали все кусочки сработавшего взрывного устройства. 

Следствие быстро установило, что бомба была 
смонтирована в кастрюле, "гусятнице". Вообще, все службы в тот день сработали 
оперативно. 

Юлия Ивановна рассказала, какие эмоции у неё вызвали организаторы теракта. 

- Я была на судебном процессе, - говорит Кувшинова. - Может, это субъективное мнение, 
но мне показалось, что их предводитель, армянин Степан Затикян, был шизофреником. 
Орал, что они всех побьют, что армия выступит, что суд разнесут. Гитлер в припадке! Мне 
поначалу подумалось, что это всё какой-то странный спектакль. Но оказалось, всё 
серьёзно.  

Справилась с паникой 

Покинув диспетчерскую, Кувшинова с ностальгией ходит по коридорам здания, в котором 
проработала много лет. Сейчас здесь же, на Гиляровского, работают её дочь Татьяна и 
внучка Анастасия. 

- Я в основном бумагами занимаюсь, - скромничает Татьяна Шелухина, ведущий инженер 
Службы электроснабжения. – А пришла в метро во многом из-за мамы. Общались мало, 
целыми днями та пропадала на диспетчерском участке. Зато я видела, что люди с 
огромным уважением к ней относятся. И решила пойти по её стопам. 

Был момент, когда я сменила род деятельности, стала работать с более сложным 
оборудованием, и внезапно на меня накатила паника, захотелось уйти. Но, наверное, черты 
характера передаются по наследству. Я справилась. 

Сейчас 60-летняя Татьяна Шелухина работает с различными организациями, в том числе с 
Мосэнергосбытом - готовит отчётную документацию. При этом был в её ранней карьере 
этап, когда приходилось заниматься тяжелым физическим трудом. На подстанциях, в 
40-градусную жару, она при помощи паяльника обрабатывала схемы. Малейшая ошибка – 
и на контактный рельс не поступит напряжение, а значит, поезд не поедет. Но специалист 
работала безошибочно. 

Как и мама, Татьяна вышла замуж за сотрудника метрополитена – Александра Шелухина, 
который также трудился в Службе электроснабжения. Примечательно, что его мать, 
Прасковья Ивановна, более двадцати лет проработала машинистом. А всё потому, что из-за 
войны метрополитену понадобились женские кадры, в том числе на таких сложных 
участках работы. Но как только появилась возможность в достаточном количестве 
подготовить демобилизованных солдат и офицеров на должность машиниста и помощника 
машиниста, женщин стали потихоньку от этой работы освобождать.  

Династия 

Анастасия Шелухина едва не нарушила традиции семьи. Она собиралась уйти в другую 
профессию, пробовала поступить на архитектора. Но, видимо, сама судьба направила её в 
метрополитен. 

- Много чем занималась в метро, - говорит Настя, усаживаясь на рабочее место в обычном 
офисном помещении. – Начинала в отделе исследования пассажироперевозок. 
Прикидывала, куда направлять людей, если, скажем, откажет эскалатор или станция 
закроется. Нужно было тщательно всё продумать, чтобы люди не толкались, давку не 
устраивали, с платформы, не дай бог, не падали. Иногда просто считала, сколько человек 
пересаживается с одной станции на другую. Бывали инциденты – однажды подростки 
распылили баллончик. Неприятный запах, а считать-то надо! Хорошо, 
вентиляцию включили. 

Сейчас занимаюсь тем, что готовлю документы для награждения, стимулирую персонал. Помните, была серьёзная авария в метро, на Арбатско-Покровской линии? Так вот, я составляла списки людей, которые участвовали в ликвидации последствий случившегося и были представлены к наградам.

Именно Анастасия Шелухина, самый младший представитель династии, подсчитала, 
сколько родственников по линии отца и матери посвятили себя работе в метро. Оказалось 
– двенадцать человек! И судя по всему, этим дело не ограничится. 

- Пойдут ли мои дети на работу в метро? А почему нет? – смеётся Настя. И есть 
ощущение, что если они выберут эту стезю, то всё у них обязательно получится – гены 
помогут.