Вода стала капать с потолка в квартире на Гагаринской, 7 утром 28 июля. Этому инциденту, бездействию и некомпетентности жилищников, обслуживающих дом, была была посвящена колонка главного редактора Metro Анны Сироты «Сантехники как зеркало российского ЖКХ» в номере от 30 июля 2015 года.  

После статьи в Metro понадобилось ещё четыре дня непрерывных обращений к работникам ЖКС-1 Центрального района, чтобы они разобрались с причиной протечки. Всё это время жильцы квартиры на третьем этаже засыпали и просыпались под грохот капель воды по натяжному потолку.

31 июля в квартиру помимо нетрезвого сантехника Вячеслава пожаловал сам главный инженер Андрей Эйрус.   

– Схема коммуникаций старых домов – это как ракетный двигатель, – пожаловался он в разговоре с журналистом Metro. – В вашем доме даже подобной схемы не существует, поэтому не можем с точностью сказать, где и что течёт.

Практически все сотрудники ЖКС-1, включая главного инженера, приезжают на вызовы без каких-либо удостоверений личности.

   – Зачем оно нам? – рассмеялся в ответ на просьбу предъявить документы сантехник Сергей. – Их где угодно купить можно.  

За целую неделю управляющая домом №7 Татьяна Васильевна Артюх ни разу не появилась в квартире и не поинтересовалась ходом аварийных работ.
– У меня есть акт о выполненной работе от 31 июля в квартире на пятом этаже, – заявила пресс-секретарь администрации Центрального района Елена Титова в телефонном разговоре с коррес-
пондентом Metro.

– Но вода-то капала и дальше, ещё три дня, до 3 августа...
– Да, проверили квартиру и этажом выше. Там засорилась фановая труба. Проблема устранена.
 У пострадавших на руках до сих пор нет актов, подтверждающих слова Титовой.

Анна Сирота

Анна Сирота

Анна Сирота
главный  редактор газеты Metro:

Боюсь спать в квартире
После недели борьбы с коммунальщиками у меня осталось ощущение страха. Никому ни до чего нет дела. Никто, включая администрацию Центрального района, не волнуется, что старые деревянные перекрытия дома 1789 года постройки могут просто не выдержать веса воды или прогнить, например. Никто не даёт никаких гарантий, ничего не знает, не понимает и не хочет знать. Меня будят звонками в дверь в 6 утра, чтобы в очередной раз посмотреть на место протечки, которое уже видели до этого десять раз. А ведь всё это могло кончиться ещё в первый день. Если бы только сантехники соизволили сразу проверить ещё пару квартир двумя этажами выше. Но они не хотели, несмотря на мои просьбы. В итоге мне помогло то, что я работаю в газете. Надеюсь, мои соседи по дому, в котором не только текут трубы, но ещё и не работают лифт и домофон, простят, что им дважды отключали воду.