реклама
Обновлено : 13 сентября
- Опубликовано : 13 сентября

В день рождения Толстого Metro пообщалось с внуком героя знакомого с детства рассказа "Филипок"

Неподалёку от усадьбы «Ясная поляна» стоит деревня, основанная на этом месте при Льве Николаевиче

– Переселили сюда всех с Красной улицы. Там дома стояли близко и всё время пожары были, – рассказал Metro местный житель Георгий Николаевич.

Строили сами, а граф выделил черепицу и железо.

– Красивая черепица была, – с улыбкой вспоминает Георгий. Дом, построенный его дедом, уже перестроили, и остался он только в памяти старожилов. 

За последние 150 лет в Ясную Поляну приехало много новеньких, но пять-семь семей живёт тут ещё с тех времён. Правнуки повара Румянцева, которого Толстой брал с собой в московский дом из Тулы, отстроили крепкий новый дом; правнучка сапожника, к которому Лев Николаевич ходил учиться ремеслу, продаёт магнитики и пряники туристам. Есть здесь и потомки увековеченных в литературе толстовских крестьян. Напротив графского леса, за увитым вьюнком забором, стоит небольшой голубой дом, где живёт 90-летний внук Филипка – того самого мальчика, который пришёл за братом в школу и очень хотел учиться, хоть и был совсем мал. 

Михаилу Фёдоровичу Макарову семейную легенду рассказала его мать, дочь Филипка, Ольга Филипповна. Оказалось, что реальная история отличалась от поучительного рассказа Толстого, изданного в 1875 году. В книге всё заканчивается фразой: «С тех пор Филипок стал ходить с ребятами в школу».  Но реальный маленький Филипп  Зябрев из Ясной Поляны в школу больше не пришёл, хотя к знаниям и тянулся.

«Те года были очень скупые. Ничего не было. Толстой открыл школу. Там у него занимались дети, желающие знать всё. У Толстого учился брат моего деда. Алёшка вроде его звали. И его маленький братишка пошёл тоже туда, – рассказал Metro Михаил Фёдорович. – Он маленький, ему года 4–5 было, не больше. Подходит туда, а Толстой его спрашивает: 

– Ты чей будешь?

– Да я с деревни. У меня тут брат, учится у вас, – отвечает.

– А как, говорит, тебя звать-то?

– Фили-ли-ли-ли…

Толстой не дождался, пока тот скажет, что он Филипп, и продолжил за него: «…пок! Получается Филипок!» Ну и всё. Побыл он там, вернулся домой, сказал матери с отцом, что хочет ещё ходить, а они ответили: «Нам твоя учёба не нужна. Нам нужен помощник в хозяйстве – сеять, пахать, косить. Не до учёбы сейчас». И больше он не ходил. А брат ходил. Только что с ним потом сталось, мать не рассказывала». 

Сам Филипок в поле в итоге ходить не стал и, как вырос, начал работать извозчиком в Туле – в Ясной давно так принято было среди крестьян, потому что они на оброке сидели у графа. Так как грамоте так и не научился, о своей литературной славе он не знал. Родилось у Филиппа четверо детей, среди которых и мать нашего героя. Она, кстати, тоже читать выучилась только во взрослом возрасте, когда начала работать в больнице, так что первым школьником в семье стал только внук Филипка.

Застал Толстого и отец Михаила Фёдоровича, так что Лев Николаевич и графская семья стали родными героями семейных историй.

– А расскажи, как ты или бабка видели, как дети Толстого на родник за водой ходили, – попросил отца сын Михаила  Фёдоровича Сергей.

– А, это... Да что там, – одна показуха, – отмахнулся дедушка. – А вот у Толстого лошадь была, только одна его выносила, такой тяжёлый был. Кобчик звали лошадь. Была собака любимая – мне отец рассказывал. Берёт Толстой кольцо обручальное и кидает в пруд. Собака ныряет и достаёт кольцо! Многосторонний был человек. Такая была история ещё. Жили плохо в старое время. Идёт человек по деревне, ведёт корову. Второй тоже бедный, многодетный (раньше по восемь детей было, а сейчас один и тот колется). Он ему говорит: «Миш, где это ты корову взял?» Тот отвечает: «Толстой дал!» А женщины тогда – как сейчас. Всё им надо. Жена второго – не помню, как его звали, пускай будет Андрей, – говорит: «Ты иди к Толстому, тоже корову попроси». Тот думал-думал и пошёл. Пошёл туда, к усадьбе. Нужно обратиться к кому-то, чтобы корову дали, – оглядывается. А управляющий спускает собак! Чуть не разорвали крестьянина. Приходит он в деревню, все спрашивают, а он отвечает: «Я вам так скажу, Толстой – очень хороший человек. Только собаки у него злые».

Таких историй у дедушки десятки: и как Толстой ходил, переодевшись в крестьянина, в свою гостиницу в Туле и получил по лицу от швейцара, и как графские дети ездили кутить. И хотя сам Михаил Фёдорович Толстого не застал, тот незримо присутствует в его судьбе. Во время войны отец, несмотря на преклонный возраст, помогал спасать усадьбу от пожара, а после сам Михаил восстанавливал дом Толстого: делал двери, реставрировал  старинную мебель. Да и философию Льва Николаевича он перенял, быть может, и не подозревая об этом.

– Вот мне 90 лет. Но Господь меня бережёт. Знаешь, за что? За то, что я всё время работаю и плохими делами не занимаюсь. Знаю только труд.

Дочь школяра. Ольга Филипповна выучилась на медсестру

Дочка Филипка, мать Михаила Фёдоровича, Ольга Филипповна Зябрина родилась в 1896 году. Во время Первой мировой работала на Тульском оружейном заводе, занималась калибровкой патронов. Мужа её забрали в армию, и он погиб на фронте. После войны начала помогать людям в деревне.

– Она была медсестрой, работала в Яснополянской больнице. Сначала была нянечкой, потому что безграмотная, но потом доктор к ней пригляделся и говорит: «Я тебя учиться отправлю, будешь у меня медсестра». Выучилась и, пока не померла, всё медсестра была, – сказал Михаил Фёдорович. 

После войны Ольга Филипповна вышла замуж во второй раз, уже за отца Михаила Фёдоровича. Пока работала в больнице, ездила по домам.

– Бывает позавтракает – и нет её, только поздно вечером возвращается, – сказал Михаил Фёдорович. – Всем помогала. 

В 70-х во время юбилея Толстого Ольгу Филипповну пригласили в театр. И целый вечер со сцены она рассказывала детям о том, как её отец маленьким пришёл в школу к Толстому, потому что очень хотел учиться. 

Последние новости

Самое популярное

Галереи и видео

реклама
реклама

Мы Вконтакте

Мы в Facebook

Новости партнеров

Loading...
реклама