реклама
21 ноября

В честь Дня памяти жертв ДТП Metro узнало о ситуации с авариями в России

Едва не погибшие в автокатастрофах люди рассказали свои истории

В честь Дня памяти жертв ДТП Metro узнало о ситуации с авариями в России

20 октября во всём мире отмечался День памяти жертв дорожно-транспортных происшествий. Событие призвано привлечь внимание к печальному факту: из-за аварий на Земле ежедневно погибает более трёх тысяч человек и около 100 тысяч получают травмы. Metro решило рассказать, насколько велик размах смертности на российских дорогах, и дать возможность высказаться людям, которые едва не погибли в авариях.

Давид Бабаян – 35 лет, предприниматель

Когда произошло ДТП:
6 ноября 2001 года

С другом Маратом мы попали в ДТП в районе Даниловской набережной. За рулём был я. Въехал в столб дверью, машину сложило почти пополам. Марат, к сожалению, погиб на месте.

Я получил девять переломов. Мне ампутировали левую ногу. Как говорили впоследствии, по врачебной ошибке, так как в первой больнице, куда меня доставили, мне наложили жгут и забыли про него часов на 16 – начался некроз мягких тканей. 

Когда меня нашли родственники, меня перевезли в НИИ им. Склифосовского, где врачи и сказали, что либо нужно ампутировать ногу ниже колена, либо я умру. Но по непонятным причинам ногу мне ампутировали не ниже колена, а вместе со сломанным бедром. 

Потом была долгая борьба за жизнь. В первой больнице мне влили кровь несовместимую с моей, в организме начались процессы, которые не позволяли восстановиться. Врачи 2,5 месяца не могли определить мою группу крови, они в это время вообще не давали шансов на выживание. Слава богу, обошлось, я выжил, проведя пять месяцев в больницах, четыре из которых я ни разу не вставал с постели. 

Потом была долгая реабилитация, очень тяжёлая, всё-таки я был мальчиком 20 лет. Не предполагал, что жизнь может так круто измениться. Было сложно как физически, так и психологически. Наверное, психологически даже сложнее. Помогла колоссальная поддержка семьи, друзей и близких. Плюс был небольшой период работы с психологом. 

С 2002 года я хожу на протезе. Живу активной жизнью, занимаюсь спортом, у меня свой бизнес. Физические увечья не должны быть ограничителем. Очень важно самому человеку понимать, что жизнь на этом не остановилась. Надо встряхнуться и идти дальше. Нужно окрепнуть физически и психологически и продолжать свою жизнь, радоваться ей и не гневить Бога. Организм и разум человека способны на многое в критичных ситуациях, проверено на себе. 

Если моя история сможет замотивировать даже одного человека, я буду счастлив. Сейчас я вижу в этом часть своей миссии на Земле.

Павел Кобяк – 35 лет, путешественник, автор серии книг «Сел и поехал»

Когда произошло ДТП:
10 июля 2013 года

Я путешествовал на мотоцикле со своим другом. Мы проехали Ингушетию, Чечню, Дагестан, Армению, Грузию и Азербайджан. Ехали около города Мцхеты, где, поворачивая, меня сбила машина. 

Семь минут я был в полной отключке, напарник меня уже похоронил. Я видел белый свет, серьёзно. 

Очнулся я на месте аварии. Благо, меня не переехал мой мотоцикл, ведь скорость была 100 км/ч. Помню, что хочу ехать дальше, пытаюсь встать, но не получается. Рук не могу поднять, вообще двигаться. Соображаю, что-то вижу, но сделать ничего не могу. Был жуткий страх от непонимания, буду ли ходить дальше. Страшно остаться инвалидом.

Скорая и полиция отреагировали быстро, в Грузии они работают очень чётко. Что-то мне вкололи, я ожил и три дня провёл в реанимации. Мне диагностировали компрессионный перелом позвоночника, перелом шести рёбер, черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, разрыв внутренних органов. Целый месяц я провёл в больнице, не мог поднять даже голову, пищу принимал через трубочку. После больницы пришлось ходить в корсете, так как было внутреннее кровоизлияние.

Водителя той «ауди» привлекли. В полиции мне сказали, что я могу получить возмещение за разбитый мотоцикл и медицинские расходы. У меня не было страховки, лечение обошлось в четыре тысячи долларов, которые мне собирали друзья. Но я посчитал, что если Бог оставил мне жизнь и руки-ноги, то я не стану водителя никак наказывать. Я сам заработаю деньги. 

Это был достаточно непростой жизненный опыт. Полгода я приходил в себя и думал, почему я остался жив. Слава богу, всё на месте, я до сих пор путешествую, есть семья, недавно родился второй ребёнок. Но в то время, конечно, многое пришлось пересмотреть: отношение к людям, к жизни, к семье, друзьям. Думал, что я сделал не так. Плохо относился к друзьям? Вёл себя самоуверенно? Ещё что-то? 

Сейчас жизнь проходит по-другому. Я никогда не расстраиваюсь из-за бытовых проблем, всякой ерунды. Многие люди не понимают, что это может случиться с ними. Пока живой, нужно радоваться жизни каждую минуту, каждый миг и ценить всё, что имеешь.

Полина Славянская –  30 лет, журналист

Когда произошло ДТП:
26 ноября 2013 года

Я была на пятом месяце беременности, собиралась рожать в Пхукете (Таиланд).

Был вечер, шёл дождь. Я ехала в кафе по оживлённой дороге, мне нужно было развернуться. По зеркалам смотрю – никого нет. В последний момент оглянулась и увидела минивэн с выключенными фарами. А дальше – не помню.

Очнулась я на обочине, под задним колесом припаркованного грузовика. Вокруг были тайцы, донести до них что-то было сложно, потом подошёл американец, с которым я как-то могла изъясняться. Я пыталась донести, что я беременна.

Скорая приехала быстро. Дальше я тоже не помню, но мне говорят, что я была в сознании.

В больнице началось самое страшное. Я была в позе эмбриона, врачи меня начали распрямлять. Страшная боль! У меня были сломаны кости таза. Безумно болела нога, я орала на всю больницу. Боль была такая, что не хотелось жить. Мне просто не хотелось быть в своём теле. Если бы не ребёнок, то меня точно не было бы здесь.  

Я не могла шевелить ногами, сначала думали, что это паралич. Но диагноз не подтвердился. Спала я по полтора – два часа в день.

Месяц я лежала в больнице, рядом был мой спутник, позже приехала мама. Врачи наблюдали ребёнка, он затаился на три дня. Только потом начал шевелиться.

У меня была страховка, но, поскольку я ехала без прав, компенсации не полагалось, а больница дорогая. Каждый день пребывания – 7–8 тысяч рублей. Пришлось собирать деньги в соцсети «ВКонтакте». И мне помогли, насобирали 257 тысяч.

Мне всё время было страшно, что я потеряю ребёнка. Успокоилась только после того, как он родился. Врачи самой рожать не разрешили, пришлось делать кесарево.

Мыслей о предопределённости событий у меня не было. Это всё ерунда. Всё случилось, потому что был дождь, потому что ехал минивэн без фар, потому что я допустила ошибку. Так бывает. Я понимаю, что мне повезло, что выжил ребёнок. Я очень много думала о безнадёжно больных людях, инвалидах. Я думала об эвтаназии. Очень поддерживаю эту идею. Я чётко осознала необходимость этого права. У человека должно быть право не жить.

Последние новости

Самое популярное

Галереи и видео

реклама
реклама

Мы Вконтакте

Мы в Facebook

Новости партнеров

Loading...
реклама