"Заклятие 2"

Что ожидает героев картины в новой части хоррора.
Сюжет. Супругов Уоррен (Патрик Уилсон, Вера Фармига) занесло в английский город Энфильд, где они сталкиваются с могущественным демоном, который мучает жителей небольшого дома.
Основа. Фильм описывает жизнь реально существовавших охотников за привидениями Эда и Лорейн Уорренов. В 1952 они основали Общество психических исследований. По их словам, за карьеру они расследовали более 10 тысяч случаев. 

Режиссёр Джеймс Ван снял продолжение своего мистического хоррора "Заклятие 2". 16 июня лента про супружескую пару охотников за привидениями выходит в прокат. Первая часть фильма получила премию "Сатурн" за лучший фильм ужасов. 39-летний режиссёр рассказал Metro, как правильно смотреть хорроры и снимать левитацию. 

- В мире много фильмов об экзорцизме. Не боялись, что этот сюжет посчитают банальным?
Поверьте, я очень боялся делать новое кино об экзорцизме. Но вторая часть «Заклятия» не об экзорцизме – он об одержимости. Нужно было найти новую историю. Перемещение действия событий из американского Амитивилля в Англию очень помогло в этом смысле. Местность там совершенно другая, как и пейзажи: серое небо, дожди. Всё это усиливало атмосферу страха. Мы сняли продолжение истории Эда и Лорейн Уоррен. Эти персонажи очень полюбились зрителям. И мне хотелось показать развитие их отношений. Это помогло сделать фильм страшнее – люди сопереживают персонажам.

- Какая сцена была самой сложной? С левитацией?
- Да, парение у потолка осуществить непросто. На самом деле, девочка лежала на полу, и мы снимали момент перевёрнутыми камерами. Это очень старомодный способ съёмки. (Смеётся).
В фильме практически нет крови, но смотреть его страшно. Почему?
Важен баланс и определённая последовательность. Например, в один момент Патрик Уилсон (исполнитель роли Эда Уоррена – Прим.ред.) поёт песню Элвиса Пресли, а в следующий момент происходит что-то пугающее. Нужно перемешать эти пиковые ситуации.

- Каково работать с детьми снимая такие страшные фильмы?
- Дети очень умны. Они понимают, что это просто фильм. И даже если это страшно, всё равно вокруг много людей, и они просто изображают страх. У нас великолепная юная актриса Медисон Вульф. Она невероятно чуткая, её ждёт большая карьера.

- Собираетесь ли вы снимать третью часть?
- Я немного суеверен. И не хочу пока думать об этом.

- Что бы вы посоветовали девушкам, которые боятся хорроров и не хотят их смотреть со своими парнями?
- Я бы напомнил, что это просто кино.

- Верите в бога и дьявола?
- Я думаю, необязательно верить в то, о чём вы снимаете фильм. Надо просто понимать. Я верю в этот мир. Я хочу верить в то, что есть высшая сила.

- Случалось на съёмках что-нибудь сверхестественное?
- Ох! Когда я снимаю, я настолько погружён в процесс, что даже если бы со мной рядом встал призрак, я бы не обратил внимания. В перерывах между съёмками на картине «Астрал: Глава 2» один парень из съёмочной группы мне рассказал жуткую историю. Я снимал часть фильма в заброшенной больнице, этот парень перевозил оборудование с одного этажа на другой, и внезапно почувствовал, по его словам, как какой-то ребёнок взял его за руку. Он обернулся, а никого нет. Он был напуган.

- Сами смотрите ужасы?
- Да. Я рос на фильмах Джона Карпентера, люблю старые хорроры.

- Как лучше всего смотреть хорроры?
- Мои фильмы лучше смотреть в кинозале, вместе с другими людьми. С большим экраном, когда люди могут вместе подпрыгивать от страха. Как в театре.

- Почему вы решили снимать «Аквамен» и «Фрорсаж»? Эти фильмы сильно отличаются от того, что вы снимали раньше?

- Я не хочу повторяться и делать одно и тоже. Я фанат кинематографа в целом, а не только фильмов ужасов. Хочу пробовать новое.