Уровень должен расти

Заместитель начальника Центра профессиональной подготовки инструкторов по служебной и боевой подготовке ГУ МВД России по г. Москве, полковник полиции Вячеслав Перелыгин

Расскажите об инструкторах, которых готовит центр.

Эта штатная должность была введена в прошлом году. Их задача – научить сотрудников правильно применять физическую силу, специальные средства и табельное оружие в своей профессиональной деятельности. Процесс обучения строится на моделировании типовых ситуаций применения боевых приёмов борьбы, спецсредств и оружия в условиях, максимально приближенных к экстремальной оперативной обстановке.

Кто раньше этим занимался?

Начальники отделов. Обязанностей у них множество, поэтому на подготовку своих сотрудников времени оставалось мало.

Сколько теперь в Москве инструкторов?

467. Подготовленность сотрудников должна расти. 

Организаторы постарались приблизить условия трёхдневного курса к тем, в которых оказываются настоящие полицейские на тренировках. Как только журналисты оказались на территории Центра профессиональной подготовки инструкторов, их построили на плацу в две шеренги.

– Перемещения теперь у вас только коллективные, – пре­дупредили нас. – Кроме, разумеется, посещения туалетов и душевых.

– Ну вот, начинается военщина, – пробурчал кто-то.

Прослушав кое-что из теории, мы отправились отрабатывать, наверное, ключевой навык полицейского – задержание преступников. В спортзале уже занималась группа сотрудников.

Тренировка проходит в паре, поэтому каждому из журналистов выделили по стражу порядка. Меня поставили с сотрудником по имени Стас, мы по очереди играли то роль полицейского, то роль правонарушителя.

Наверное, кажется, что при задержании нет никаких премудростей – достаёшь пистолет и дело в шляпе. Нет, нюансов множество. Один из первых – работа голосом.

– Стоять, полиция! – командую я набегающему на меня Стасу-«преступнику». – Руки за голову!
Было непривычно без причины орать на незнакомого человека. Будто строишь из себя копа из американского фильма. Наверное, поэтому мой напарник по тренингу, бывало, не обращал внимания на команды и со словами Станиславского «не верю!» сокращал расстояние, которое в реальной жизни могло бы стоить мне жизни.

– Стоять, я сказал! – снова пытаюсь командовать я, но голос не слушается, срывается.

– Щас завалю, встал на колени! – басит, показывая пример, проходящий рядом с нами инструктор. – Жёстче!

– Развернулся, рожей в пол! – стараюсь освоиться я. – Руки в замок! На меня не смотри!

После этого следует обыскать злодея и надеть на него наручники.

– А так можно? – спрашиваю я инструктора, пинками раскидывая ноги Стаса.

– Можно! Тебе нужно поставить врага в любое неудобное положение, чтобы он не смог достать оружия, встать, нанести удар.

Меняемся со Стасом ролями. У него, конечно, всё получается серьёзнее, более отточенно. Команды он отдаёт без улыбки.

– Левую руку за спину! Правую влево, ладонью вверх! Голову влево! Семь на три?

– Чё? – переспрашиваю я.

-– Семь на три сколько будет?

– А-а-а, 21!

Потом спрашиваю, зачем на тренировке математика.

– Нужно занять голову преступника, не важно, чем, – объясняет Стас. – Чтобы он не мог думать, как ему убежать или добраться до оружия.

Моделировали также ситуации, при которых на полицейских действует много раздражающих факторов. Тренеры заставляли нас отжаться раз 15, столько же присесть и, закрыв глаза, повернуться вокруг своей оси раз 20. Потом на тебя нёсся преступник, а ты должен успеть достать пистолет и взять его на мушку.

– 30 выездов за смену, неудобная одежда, в подъезде перегорела лампочка, маргинальный контингент, – перечисляет инструктор. – Всё это выматывает, дезориентирует, но нужно быть готовым.

Но и этого может быть мало в реальной ситуации. Вот пример. Я, казалось бы, уже уложил своего оппонента Стаса на землю, как вдруг – бац! – по рукам мне ударил выплывший из-за спины инструктор и мой пистолет Макарова оказался на земле. Я труп.

Когда с полицейской подготовкой было покончено, сотрудники центра решили дать пару советов, которые пригодятся журналистам в их основной работе, например, как обезопасить себя на репортаже.

– Во время конфликтной ситуации труднее всего приходится опраторам и фотографам, так как они видят только одним глазом, – сказал замначальника центра Вячеслав Перелыгин. – Корреспонденты находятся в более выгодном положении, они могут перемещаться, всё видят. Ваша задача помогать друг другу, работать в паре.