реклама

Скандал: в Петербурге на уроках больных детей обзывают и предлагают сдать их в интернат

Мальчика, которому врачи поставили диагноз "задержка развития", родные были вынуждены забрать из коррекционной школы. Ребёнок несколько дней ходил в школу с включённым диктофоном. Запись стала причиной обращения в прокуратуру

24 марта 2015
Стенограмма: Из диктофонной записи, сделанной во время уроков.

•    Да хватит уже! Бациллы свои распространять здесь на весь класс! Как вышел – я заболела. У меня на него аллергия, ха-ха-ха, видимо.

•    Куда? Кто сказал, что идём куда-то, ноги убрал, ноги под парту убрал.

•    Да сядь ты, в конце-то концов! Хватит уже, туда и сюда вихляется. Сядь нормально, ноги свои убери. И мочится весь.

•    Садись, садись, ноги. Подарок такой в пятницу. Ну-ка сядь, я сказала. Сядь вот сюда. Вот так будешь сидеть.

•    Если меня рядом нет, это не значит, что вставать надо. Сесть и сидеть. Не вставать.

•    Стул подними. Стул подними. Стул подними. Подними стул. Подними стул. Подними. Бери, бери, бери руками. Идиот, идиотина, идиот.

Данила Анчуков при рождении получил травму. Несколько лет мальчику ставили диагноз «задержка развития», а  с недавнего времени врачи констатировали: «умственная отсталость средней степени». В свои 8 лет Данила не разговаривает и не просится в туалет, но от этого в семье не стал менее любимым. Родители и дедушка постоянно развивали и социализировали Данилу: возили в специальный реабилитационный центр, где такие дети, как он, занимаются с логопедом, а также рисуют и играют, раз в неделю педагог приезжал на дом к мальчику. Вся эта работа проводилась для того, чтобы Данила смог пойти учиться.

– Комиссия направила нас в 565-ю коррекционную школу, – рассказал Metro дедушка Данилы Сергей Васильевич. – А дальше ласковый, весёлый и общительный Данила стал меняться буквально на глазах. В первый же месяц он резко похудел, с опаской смотрел на взрослых, постоянно нервно тёр лицо с такой силой, что появились болячки, а главное, как  симптом деградации, у Данилы потекли слюни.  

По словам Сергея Васильевича, он пытался поговорить с учителями, но диалога не получилось.  Тогда семье Анчуковых пришла идея положить в нагрудный карман Данилы включённый диктофон. С ним мальчик ходил в школу 5 дней.

– Потом мы всё это прослушали и пришли в ужас, – продолжает Сергей Васильевич. – В течение всех уроков дети должны тихо, не двигаясь, сидеть за партами, а учитель с воспитателем в это время болтают о своём. Я узнал много всего интересного, например, как готовить рыбный салат. Но не услышал, чтобы Данилу или остальных двух деток из класса хоть чему-то пытались научить. Из разговоров учителей между собой становится очевидно: они и не верят, что с этими детьми можно что-то сделать («Да всё равно это овощи, дураки»).

После этого Сергей Анчуков написал жалобу в городскую прокуратуру, где после прослушивания записей возбудили административное дело по статье 1930 ч. 2 КоАП РФ. Учителям ничего не грозит: ответчиком выступает школа. Если образовательное учреждение проиграет дело, по этой статье ей грозит небольшой штраф.

– Был суд, решение по которому пока не вынесено. Но отношения в школе, конечно,  ухудшились. Мы перевелись во вторую подобную школу в Петербурге –  613-ю.

Со слов Сергея Васильевича, в первый же день директор намекнула, что Даниле не место в их школе. А чуть позже родителей вызвали на официальную беседу.

– Отправляясь туда и предвидя, что разговор будет серьёзный, мы с сыном взяли с собой нашего юриста, – продолжает Сергей Васильевич. – Первое, что нам заявила директор: отдавайте ребёнка в интернат. На это я ответил, что у нас в семье не принято никого никуда сдавать. В конце концов директор не постеснялась при всех заявить, в чём, собственно, дело. Оказывается, корень наших проблем заключается в том, что мы затеяли суд с предыдущей школой, а она хочет поддержать коллег.

После этого Данилу уже в третий раз за полгода перевели в новую школу, теперь в Пушкине.
– Даниле там нравится, – говорит дедушка. – Мы даже планируем переезжать ближе к новой школе. Но менять квартиры в поисках лучшего могут позволить себе далеко не все. Очень часто таких детей воспитывает одна мама. И если ей постоянно твердят «ваш ребёнок ни на что не способен, отдавайте его в интернат», в какой-то момент она просто не выдержит и действительно отдаст.  Да, диктофон – это спорное решение, но моральное право мы имели. Ведь такие дети, как Данила, не могут рассказать, что с ними происходит.
Взять комментарий у директора школы №565 Metro не удалось.
 

Мнение: Школа – это не камера хранения

Семьи с больными детьми нужно поддерживать

Прокомментировать ситуацию Metro попросило директора по внешним связям благотворительной организации «Перспективы» Светлану Мамонову.

  –  Мы знаем о ситуации со слов дедушки, с руководством школы не общались. Не могу сказать, насколько эта ситуация характерна,  но вполне допускаю, что такое могло случиться. Потому что дети с тяжёлыми нарушениями и отклонениями в развитии, в отличие от детей с условной нормой, не владеют речевыми навыками и не могут прийти домой и рассказать, что с ними происходит. Поэтому зачастую родители узнают, что что-то не так, по поведению ребёнка.
Именно так и случилось  в семье Анчуковых. Положить диктофон – это крайняя мера, можно спорить, насколько это этично, но порой  это единственная возможность узнать, что происходит на самом деле.

На федеральном уровне нам декларируют важность именно семейного воспитания детей с инвалидностью. Много говорят о необходимости поддержки семей с такими детьми и создания максимально комфортных условий для них, чтобы не допустить передачи ребёнка на попечение государства, в интернаты от уставших родителей. А здесь, вместо того чтобы поддержать семью, чинят препятствия. Наша организация 10 лет назад создала центры дневного пребывания для детей и семей, как раз осознавая, что ничего не может быть хуже для ребёнка, чем интернат. Дети должны жить в семье. Мы посоветовали дедушке обратиться к Астахову, автору программы «Россия без сирот», человеку, который продвигает именно семейное воспитание детей, в том числе с инвалидностью.

Metro связалось с директором школы №613 Ольгой Рябовой.

–  Сидеть ребёнку целый день в школе, пока родители будут работать – ну мы же не камера хранения, – рассказала Ольга Николаевна. – По учебному плану у нас нянечек нет, которые могли бы таких детей обслуживать. И да, для таких детей действительно существуют интернаты.  Психоневрологические. Их в городе несколько, и туда попасть сложно. Там присутствуют и медицинские работники, и учитель занимается, есть реабилитация. Но в таком случае родители лишаются пенсии, социальной поддержки государства и отдают какую-то часть площади.  Ну сами понимаете.

Я, кстати, обратилась в опеку с просьбой разобраться: почему семья хочет всю заботу о ребёнке свалить на государственные учреждения. На дедушку я написала письмо проректору учебного заведения, в котором он преподаёт. Потому что он смотрел на нас как на обслуживающий персонал для его внука, а не как на выпускников Герценовского университета и учителей высшей категории.

реклама

Последние новости

Самое популярное

Галереи и видео

реклама

Последние новости

реклама

Мы Вконтакте

Мы в Facebook

Новости партнеров

Loading...
реклама