Максим Егорчев
Бронетанковые войска, 20 лет

К дембелю начал готовиться за месяц до увольнения. Сильно украшать форму не хотел. Зачем выглядеть как новогодняя ёлка? Ну и, естественно, вопрос денег, это недешёвое удовольствие.
Сперва купил форму, дождался зарплаты и приобрёл первые украшения: значки за классность, потому что я по специальности наводчик-оператор танка, ещё гвардейский, «Долг и Честь» и ДМБ. Два последних чисто для красоты – как увидел их, сразу купил. Пришивали всё втихаря, пока офицеров нет в казарме. Ребята предупредили, что за это выговор можно получить, а ещё, если находят, рвут, но главное – просто не попадаться.
Первых дембелей, которые уходили у нас в апреле, наш командир ласково называл весенними ласточками. Это из-за того, что они первыми увольняются.
Своих фразочек в нашей части не было, или я просто не слышал. Но зато использовали разные словечки. Мой сослуживец, когда увольнялся, пожелал нам: «Вы втухайте (работайте. – Прим. ред.), а я своё отвтухал!» До сих пор помню. Без мата не обходилось, но это, как говорится: «Армия без мата, как солдат без автомата».
А ещё у танкистов есть традиция забирать шлемофоны на память. Их при увольнении не отдают. Но я не стал рисковать, уж больно он объёмный. Хотя есть ребята, которые себе их всё же свинтили. А я и так выглядел красиво.
Когда увольняешься, в дембельке ощущаешь себя как-то по другому, гордо. Выходишь из поезда, на тебя все смотрят, сразу видно – дембель. А уж друзья, подруги и родители вообще в ступор впадают.

Анатолий Сенько
ВДВ, 24 года

Дембелька – это красиво! Когда целый год ходишь в одинаковой одежде и с такой же причёской, как ещё сотни ребят, дембеля кажутся очень крутыми.
На своей форме шевроны я обшивал связанными стропами от парашюта. Это такие красивые, праздничные, белые верёвки. Конечно, мы использовали списанные стропы, рабочие никто не брал. А ещё мне один контрактник сделал из них ремень.
В нашей части подшиву на дембельку делают до живота, из-за толщины её называют полотенцем. Я её сразу пришить не успел, доделывал уже в поезде. Для этого порезал свою белую рубашку, хотелось прийти красивым.
Запомнились проводы. Дембель встаёт у ворот КПП в позе парашютиста – как перед прыжком из самолёта, делая вид, что держится одной рукой за запаску, а другой за кольцо. В этот момент к нему подходят несколько человек и бьют по жопе табуреткой. Дембель отпрыгивает и кричит: «Гражданка!». Меня бахал один, но как за всех.
Ещё ребята делали себе татуировки «За ВДВ» на ладонях и парашютные купола на предплечье.

Алексей Чертов
ВМФ, 24 года

У нас в семье все мужчины моряки, чтим традиции. Отец служил в Тихоокеанском флоте, дед в Черноморском, я в Балтийском. Традиций у нас много, не просто дембельских, а именно морских. За три месяца до увольнения я стал удлинять ленточки на бескозырке. Аккуратно отрезал старые, брал длинную ленту и приклеивал, чтобы не было заметно. Это как бы показывает, что ты уже не карась молодой.
Разные фразочки были дембельские. Дневальный на банке кричит: «Рота, отбой!», ты ему: «Спасибо, дорогой, мы поспим, а ты постой!» На последней вечерней проверке во весь голос кричали: «Я домоооой!» Ну и три последних дня до увольнения называли светофором.
Ещё дембеля учат молодых, мы их сынками называли.
Дембельскую форму готовили заранее. На ленточки я повесил значки Андреевского флага и гюйс корабля, обычно на них просто якоря. Ещё в морфлоте принято воротник делать стоечкой. Моряки всегда увольняются в синей форме, в белой только из Севастополя. Мне на дембель офицеры подарили Андреевский флаг с пожеланиями и поздравлениями, это очень почётно, вручают только достойным. А ещё ребята спели для меня песню всем коллективом. Всего так и не расскажешь. Флот – это не зелёные войска! Это элита – где дисциплина, стойкость, морское братство.
А ещё у нас есть традиция прощания с флагом. Это когда ты приклоняешь колено, спускается флаг и ты к нему приклоняешься, целуешь его. Но не везде и не всегда это делают.