Цитата

Художественный директор галереи Pechersky Анастасия Шавлохова

«Для акций Фёдор берёт сюжеты из жизни рабов и их наказаний»

Чтобы привлечь внимание к трудовому рабству, Фёдор Павлов-Андреевич решил подняться на 20 метров и зависнуть там на семь часов. Для этого ему понадобился подъёмник с привязанными «качелями» из фанеры и тросов. Прошла акция на «Винзаводе», у входа на выставку художника «Временные памятники», которая также посвящена проблемам рабов в прошлом и в современной истории. 

Здесь, на старом полу, соратники художника готовили алый стяг. Растянув двадцатиметровую ткань, они выводили на ней белой краской «Свободу рабам!». Просочившись через материю, надпись отпечаталась и на полу. 

– У нас принято помогать сиротам, старикам, а на приезжих никто не обращает внимания, – поделился со мной своей позицией Фёдор. – Поэтому люди считают, что им можно не платить за работу, их можно бить, жечь, резать ножами в общественном транспорте. Я считаю, что нам нужно обратить на них внимание и изменить своё отношение к этому вопросу.

В качестве примера он вспомнил недавно погибших при пожаре работниц столичной типографии. Называл и другие, менее нашумевшие случаи гибели мигрантов. А свой перформанс напрямую связал с состоянием приезжих в Москве – подвешенным.

Нынешняя акция стала седьмой и заключительной из посвящённых насилию людей над людьми. И единственным перформансом, проведённым в России и о России. Предыдущие шесть посвящены Бразилии. Совершал их Фёдор абсолютно обнажённым, чтобы ничто не отвлекало от сути акции. Только в этот раз он надел строительный комбинезон.

– Где вы видели голого таджика? – пояснил он, пока ждал подъёма наверх.

Рядом за процессом избавления человечества от несправедливости наблюдали  две киргизки – на «Винзаводе» они работают уборщицами.

– А вы знаете, что это известный художник и он сейчас будет висеть ради вас? – спросила я у них.

– Нам нужно подойти туда и что-то говорить? – тут же отозвались женщины.

– Нет, просто этой акцией он хочет вас спасти от несправедливости, – объяснила я.

– А у нас всё хорошо. С нами русские работают и получают те же 20 тысяч чистыми. А не знаете, где там краской пол испачкали? Покажете? Я только средство возьму.