Одним из первых фильмов, в котором Роберт Земекис выступил сценаристом, была картина о Второй мировой войне. Это была комедия Стивена Спилберга "1941", где он и его частый напарник по написанию сценариев Боб Гейл, высмеивают патриотизм и паранойю в Калифорнии. В конечном итоге Земекис возвращается к этой эпохе в фильме "Союзники", романтическом триллере о двух шпионах (Брэд Питт и Марион Котийяр), которые влюбляются друг в друга во время миссии на Касабланке. Они женятся и перебираются в Лондон, где герою Питта сообщают, что его жена работает на нацистов. Отказываясь верить в это, он пытается доказать её невиновность, хотя сам он и не уверен в своей правоте.

Обладатель "Оскара", на счету которого числятся такие фильмы, как "Назад в будущее", "Кто подставил кролика Роджера", "Форрест Гамп" и вышедшая на экраны в прошлом году "Прогулка", рассказал Metro о преимуществе крупных планов, о том, что никогда не выбирает проекты, основанные на той или иной эпохе или теме, а также о том, что съёмка тусовок - это верный способ заработать мигрень.

Ваша фильмография очень разнообразна. В ней можно увидеть и драмы, и комедии, и фильмы со спецэффектами. Столкнулись ли вы с какими-либо сложностями, снимая кино о Второй мировой войне, в котором акцент сделан на персонажах, а не на сценах сражения?

— 
Я подошёл к съёмкам этого фильма, держа в голове вопросы: "Как я должен рассказать эту историю? Как должна работать камера, чтобы рассказать эту историю?" Вещь, на которой я должен был сконцентрировать своё внимание, это то, что эти люди безумно любят друг друга. Я всё время возвращался к этой мысли. Всё в фильме должно было говорить об этом.

Герой Брэда Питта Макс настолько влюблён, что даже не допускает мысли о виновности своей супруги Марианне - героине Марион. Он не впадает в состояние яростной ревности, но он делает такие вещи, которые вызывают беспокойство.

— Да, он отчаянно пытается оправдать её, но его миссия практически невыполнима. Он начинает понимать, что это бред, что он подвергает себя и других людей опасности.

Ни у одного из ваших главных героев нет возможности высказать своё мнение, что позволяет использовать камеру для того, чтобы передать психологию персонажа. Даже несмотря на то, что мы не знаем их мыслей, мы можем получить общее представление о них.

— Несомненно. План съёмок, который я обговорил с Доном Бургессом, оператором, заключался в том, что когда мир Макса и Марианны замыкается на них, картинка тоже становится более и более крупной. В начале кино, когда они на Касабланке, преобладают перспективы. В течение фильма камера снимает персонажей всё ближе и ближе.

Вы известны своей страстью к новым технологиям, но вы часто говорите, что в некоторых ваших фильмах больше незаметных для невооруженного взгляда спецэффектов. Вы говорили, что в «Прогулке»есть такие, которые зритель никогда не заметит. Есть ли такие в "Союзниках"?

— Да, есть немного. Мы используем всё, что в нашем распоряжении. Скажу вам, что мой любимый спецэффект - крупные планы.

Должно быть, снимать крупным планом Марион Котийяр - сплошное удовольствие.

— О да, это истинное зрелище снимать крупным планом таких актрис, как она. И крупный план - это то, что может быть только в кино или другом визуальном виде искусства. Для меня другие спецэффекты являются лишь продолжением этого. Мы рассказываем истории, используя инструменты и иллюзии этой особенной формы искусства.

Были ли в фильме кусочки сцены, соединяя которые воедино, вы получили истинное удовольствие с точки зрения съёмочного процесса? Может быть, это крупный план французской тюрьмы.

— Вы говорите удовольствие?

Да, в широком смысле.

— Нет-нет, я согласен. Потому что всегда забавно пересматривать законченные сцены, съёмки которых не были самыми приятными. Сцена, на которую я потратил много времени с точки зрения съёмочного процесса, - это вечеринка. Я потратил больше времени на её проектирование и создание, чем на какую-либо другую сцену в фильме - может, даже больше чем на тюрьму и кульминацию.

Сцены вечеринок кажутся сложными с точки зрения съемок, потому что в них принимает участие много людей, они должны быть тщательно спланированы. Я не представляю, как справлялся Блейк Эдвардс, когда работал над фильмом "Вечеринка" 1967 года, в котором как раз это мероприятие является основной частью сюжета.

— Да, это настоящий "геморрой". Особенно массовка - они могут испортить сцену в любой момент. Кто-то может посмотреть в камеру или сделать что-то неподходящее. Это действительно сложно.

Насколько мне известно, вы, как Альфред Хичкок, любите делать раскадровки.

— Я делаю раскадровки, когда работаю над сценами, в которых задействованы и должны коммуницировать целые отделы.Для сцен, где есть визуальные или другие специальные эффекты, я делаю зарисовки. Но если я снимаю двух людей, сидящих за кухонным столом, я этого делать не буду. Я не делал зарисовок для сцены с вечеринкой, но я строил модели целого дома.

Вы когда-нибудь планируете ещё снять фильм о войне? Представляете себя в работе над сложными батальными сценами?

— Правда в том, что если это хорошая история, мне не важно, в какой период истории она произошла. Всё зависит от персонажей и сюжета. Я не посягаю на то, чтобы снять фильм о Гражданской войне или чём-то подобном. Но если во время Гражданской войны имела место быть интересная история, я готов взяться за неё.

Даже несмотря на то, что это тоже настоящий геморрой.

— Точно.

Автор оригинального текста: Мэтт Придж