Кстати
Скоро закрытие

Заключительный показ «Призрака Оперы» состоится 30 апреля. Затем «Стейдж Энтертейнмент» начнёт подготовку к новой постановке.

Главной целью визита Принса в Москву было посещение российской постановки мюзикла «Призрак Оперы», который 30 апреля завершит прокат, и репетиция с артистами. Также он сходил в Большой театр и Театр им. Вахтангова и пообщался с журналистами.


– Я всегда был поклонником русского театра, – рассказывает он. – Моя карьера режиссёра началась в 66 году с мюзикла «Кабаре», и во многом этим я обязан вашей стране. Я работал над «Берлинскими историями», как мы тогда называли «Кабаре», с Джоном Кандером и Фредом Эббом. Однажды работа зашла в тупик, мне казалось, что мюзикл напоминает «Поющие под дождём». Я приостановил работу и мы с женой приехали в Москву. Мы слышали о Юрие Любимове, о Театре на Таганке и я попросил своего гида из «Интуриста» два билета на его спектакль. Она сказала: «Нет, это невозможно, все продано молодым коммунистам, детям, пионерам!» Но посол достал нам два места в последнем ряду на спектакль «Десять дней, которые потрясли мир». Тут я понял: о, Боже! Это театр, который можно и нужно делать! Нельзя, чтобы на мою работу влиял американский театр, который существовал до меня, я должен создать собственный свой стиль…. Я вернулся в Америку другим человеком и подумал: «Если хочешь ставить «Кабаре», ты должен сделать по-своему. Это будет мюзикл не про девушку Салли Боулз по книге Кристофера Ишервуда, это будет нечто большее, это будет мюзикл про Германию, где зарождался нацизм! В Германии после Первой Мировой войны находилась в ужасной депрессии, там было хуже, чем в любой другой стране. И потом национал-социализм начал высовывать свою уродливую голову. Германия начала процветать, превращаясь в нацистскую страну. Я ввел персонажа Джоэла Грея, который стал воплощением духа Германии тех лет. Из ужасного скучного неприятного актера он превратился в нациста, и это центральная линия мюзикла «Кабаре».  

Ещё одна знаменитая постановка мастера, «Эвита», также появилась под воздействием русской культуры.

– Весь мюзикл «Эвита» пронизан впечатлением от одной фотографии московской постановки «Ревизора» во МХАТе, которую я увидел в одной из книг, – рассказывает он. – Меня поразило, что все актеры замерли в очень жестких позах, сидят за одним маленьким столом на сцене и фото наполнено невероятно мощной энергией, которая буквально обрушивается на вас. «Эвиту» я захотел сделать именно такой.

Американец восхищён русской актёрской школой и труппой мюзикла «Призрак Оперы»: 

– Умению петь и танцевать учат и у нас, но вашим актёрам свойственна особая душевность, это глубина, то, что называется русской душой. Также я восхищен тем, как «Призрак Оперы» звучит на русском языке. Ваш язык очень подходит этому спектаклю, так как он драматичен и очень богат.

Напоследок Принс рассказал Metro, в чём секрет популярности «Призрака Оперы»:
– Когда в жизни мы встречаем кого-то, кто изуродован в результате несчастного случая или рождён таким, обычно мы опускаем глаза, – говорит Харольд. – Но так как мы все чуткие люди, то почти сразу мы осознаём это и начинаем ненавидеть себя за эту реакцию. «Призрак Оперы» как раз рассказывает такую историю. Моя задача была – поставить мюзикл так, чтобы в финале зритель больше сопереживал Призраку и хотел, чтобы Кристин осталась с ним. И у нас это получилось. В какой бы стране ни шёл мюзикл, зрители испытывают одинаковые чувства.