Пьер Ришар о времени и о себе

Воспоминания о войне

Во время оккупации Франции я был ребёнком. Я помню, мне было лет девять, я ходил в лицей. Со мной за одной партой, слева от меня, сидел мальчик Давид. Он был евреем. Однажды у него на рукаве появилась эта повязка со звездой. Мы были слишком малы, чтобы понять, что это значит. А потом, в понедельник утром, его не оказалось со мной за партой. Ни во вторник, ни в среду он не пришёл. Мы спросили у учителя, что случилось. Может быть, он заболел? Учитель замялся и не смог ничего сказать. Он правда не знал, что нам ответить. Я больше никогда не видел своего одноклассника Давида, сидевшего слева от меня. Только много лет спустя я понял, что произошло.
Это то, что меня сильнее всего зацепило. Это то, что я буду помнить всю жизнь. 

О метро

В метро я не спускаюсь, потому что есть шанс, что я не только не доеду до нужной станции, но и не выйду из него. Буду вечно что-то подписывать. В Московском метро я никогда не был. А это на фотографиях станция? Выглядит как музей. Потрясающе.

О музыке

Когда мне было 18, я играл на трубе. Потом перестал. Затем я немножко играл на гитаре и тоже перестал. Обожаю фортепиано, но тоже... Когда начинаешь заниматься комедией, ни о чём другом невозможно думать.
Я думаю, что в душе я большой музыкант. Мне кажется, что все великие актёры комического жанра – Чарли Чаплин, Вуди Аллен – все они музыканты. Комедия сама по себе – это особая музыка, которая не всем дана.
Музыка – важная часть моей жизни. Она вызывает в памяти какие-то события, как бисквиты мадлен у Марселя Пруста (из цикла романов «В поисках утраченного времени». – Прим. ред.).

О дружбе

Понятие «друг» очень сложное. Можно иметь много людей, которых мы называем друзьями, но, по сути, это приятели. А друг... Если вам удаётся иметь за всю жизнь два-три таких друга, это уже немало.
У меня есть такой друг, мы видимся летом на каникулах. Если я еду, скажем, в Африку – мы едем вместе, если я еду в Бразилию – всегда беру его с собой. И каждое лето он приезжает ко мне в гости.
Может быть, это единственный человек, с которым я могу провести два часа, не чувствуя себя обязанным говорить. Мне кажется, именно так и можно понять, кто твой настоящий друг. Вы смотрите на одну и ту же вещь, вы не обязаны говорить между собой, даже не смотрите друг на друга, но всё равно знаете, что вы одинакового мнения об этой вещи. Несказанное иногда является более важным, чем то, что вы сказали вслух.
Мы познакомились давно на съёмках. Он был техническим консультантом в моём первом фильме. Позже мы очень часто вместе работали над другими картинами, потом я снялся в нескольких его фильмах (где он выступал уже в качестве режиссёра).
Потом – было и такое – на 10 лет он исчез из моей жизни, но мы снова нашли друг друга, обрели. Он необходим мне в жизни.

О комфорте

Для меня важно, чтобы в помещении было комфортно. Но лучше, если там будет ещё и симпатично. Дизайн – дело непростое. Иногда встречается такая мебель, которая визуально красива, но пользоваться ей неудобно.
А бывает и так: удобно, но не красиво. Важно найти идеальное равновесие. Моя самая любимая вещь – кресло. Жалко, что его нельзя возить с собой.

О любви к морю

Мне нужно всегда находиться рядом с водой –  с озером или морем. Не могу жить без водоёмов. Они мне очень нравятся, заставляют меня мечтать. Некоторое время я даже жил на барже. Но Сены на всех не хватает. И теперь у меня обычный дом в регионе Меди, но рядом с ним есть несколько прудов. А ещё я  с удовольствием езжу в разные места, где есть водоёмы.

– Бонжур, – поприветствовали мы нашего гостя по-французски.

– Добрый день! – ответил он нам по-русски.

Пьер Ришар появился на планёрке в вязаном свитере, напоминающем славянскую вышиванку. Позже он нам рассказал, что кофту ему подарила Юлия Меньшова, в авторской программе которой он успел побывать до нас. Не оставили мы без внимания и широкий браслет из бисера на его запястье.

– Это один из индейских вождей в Амазонии мне подарил. «Ра-о-ни» называется, – ответил Ришар.

Пока мы внимательно рассматривали нашего нового редактора, он внимательно рассматривал нас. Дело в том, что мы в редакции договорились, что каждый придёт в разных ботинках и туфлях, совсем как герой Ришара в комедии «Высокий блондин в чёрном ботинке».

– О, какая прелесть! – расплылся в улыбке наш гость и сам предложил сфотографироваться столпой в разноцветной обуви.

– А мы ещё и волосы специально завили, – уточнили мы.

– Вы завили, а мои вот уже совсем распрямились, – пошутил месье Ришар.

Словом, планёрка началась весело. Вместе с французским гостем мы обсудили последние российские новости, в том числе награждение крановщицы Тамары Пастуховой, спасшей в Петербурге трёх человек из пожара.

– Я никогда не был свидетелем героизма, обычно о таких случаях я узнаю из средств массовой информации, – признался актёр. – Героизм – такая вещь, которую ты не осознаёшь, пока не попадаешь в ситуацию, где от тебя требуется поступить определённым образом. Можно действовать либо смело, либо трусливо. И нужно прожить такую ситуацию, чтобы понять, как поступишь ты. Иногда бывает так, что трусливые люди вдруг становятся невероятно смелыми, а иногда наоборот. Это вещь, которую невозможно предусмотреть.

Metro-досье

Несколько фактов из жизни Пьера Ришара 

• Детство. Отец актёра был текстильным промышленником. Когда разорился, бросил жену и трёхлетнего сына. Мальчика отдали на воспитание в семью деда по отцовской линии, потомка старинного аристократического рода. Дед по материнской линии был простым моряком, с ним мальчик любил проводить выходные. Этот дед и привил Ришару любовь к актёрству.

• Кино. По достижении совершеннолетия Пьер Ришар уехал в Париж и поступил на драматические курсы. В театре ему долго не везло. Да и в кино. Первая большая роль пришла к нему, когда Ришару было 33 года. Зато после картин о похождениях высокого блондина, комедий «Игрушка», «Укол зонтиком», «Налево от лифта» на него обрушилась слава.

• Семья. Сейчас актёр женат в четвёртый раз. У него два сына – саксофонист Оливье Дефе и контрабасист Кристоф Дефе – и много внуков.

• Бизнес. У Ришара есть кинокомпания «Фиделин фильм». Кроме того, актёр по совету Жерара Депардьё приобрёл виноградники на юге Франции.

Когда речь зашла о полосе «Мнения» и нашем конкурсе о друзьях, мы спросили звёздного редактора, как часто он общается со своим коллегой Жераром Депардьё.

– Я обожаю Жерара, он очень хороший мой приятель, но, чтобы его найти и пообщаться, надо постараться. Он неуловим. Жерар – летучая субстанция, – сказал, улыбаясь, француз. – Я испытываю к нему дружеские чувства и знаю, что это взаимно. Я знаю, что при любом удобном случае он скажет про меня много хорошего.

По мнению Ришара, вряд ли когда-нибудь он ещё снимется вместе с Депардьё:

– Я, конечно, хотел бы с ним ещё поработать. Но понимаете ли, в чём дело: у нас был такой большой успех с теми тремя фильмами, которые мы с ним вместе делали («Папаши», «Невезучие», «Беглецы». – Прим.ред.), что теперь французские режиссёры побаиваются столкнуться с этой славой.

Что касается работы, у 81-летнего Ришара сил ещё много. Мы спросили актёра, в чём секрет.
– Я всю свою жизнь старался следить за тем, чтобы не впадать в крайности. Обожаю вино – какой француз его не любит! Но я не пью по две бутылки в день, одной достаточно. (Смеётся.) Я занимался спортом, это тоже очень полезно, когда не усердствуешь чересчур. Однажды у Черчилля в позднем возрасте, но когда он ещё был в прекрасной форме, спросили, каков секрет его молодости.

Он сказал: «Никогда не занимаюсь спортом». И это тоже крайность. В моём случае это вопрос генетики. Моя мама в 81 год садилась на шпагат и водила спортивную машину. Разве что ей сложновато было вылезать из машины (сгибается и пытается показать, как это неудобно). Тем не менее её это не останавливало. Однажды я увидел, как она толкает машину, которая не заводилась, – тогда маме было 70. Так что я ещё не достиг таких высот, как она. Я толкаю только мотоцикл.