Как только стало известно о том, что суд приговорил Евгению Васильеву к реальному сроку заключения - 5 лет в колонии общего режима, в Интернете появились комментарии по поводу приговора экс-чиновнице Минобороны.

Самым первым и самым едким оказался представитель Следственного комитета Владимир Маркин.

"Появилась реальная возможность реализовать творческий потенциал в жанре "шансон", - написал Маркин в своем Twitter.

twitter

Фото:

В свою очередь Александр Хинштейн прокомментировал приговор Васильевой так:

"Поздравляю всех с приговором Васильевой и реальным сроком ее заключения", - написал депутат Госдумы.

Журналист Владимир Соловьев тоже выразил удовлетворение решением суда.

"Ну хоть не условно дали Васильевой. Суд мудрее прокуратуры. Хотя….", - заключил телеведущий.

Между тем, большинство наблюдателей сходятся в мнении, что долго сидеть Евгении не придется.

Во-первых, в срок наказания будет зачтен домашний арест Васильевой, под который она была помещена в ноябре 2012 года. В итоге Васильева будет отправлена в колонию на 2,5 года.

Она также сразу получит право на условно-досрочное освобождение после этапирования в колонию. Согласно действующему законодательству, осужденный после вступления приговора в законную силу может подавать в суд требование об УДО, если отбыл половину наказания.

Также высказываются соображения, что адвокаты Васильевой подадут кассационную жалобу, и она может быть удовлетворена - срок могут заменить на условный.

Александр: "По кассации ей заменят тот же срок на условный, а большинство будет помнить основной приговор".

Состязаются в Сети и в остроумии, комментируя приговор Васильевой.

B Sinclar:  Ходорковский уже позвонил Васильевой и предложил дружить семьями.

Dmitry_Varshavets: Остался еще и Сердюков.... (обещал, его посадят - брошу курить)

Напомним, как уже сообщало Metro, обвинение просило для Васильевой 8 лет условного заключения, но суд принял решение - 5 лет реального. Евгению взяли под стражу в зале суда, надев на нее наручники. Женщина была ошеломлена приговором и чуть не упала, покачнувшись, когда судья зачитала его.