Цитата:

- Этот штамп «Нецензурная брань» занимает не менее  5% площади поверхности, на которую наносится текстовое предупреждение – это то, к чему издательство обязывает закон, -  объяснили Metro  в издательстве «Азбука», которое переизало Довлатова. -  Если говорить о дизанйе надписи, то он специально разработан для наших книг. Мы просто старались красиво оформить такую пугающую с чьей-то точки зрения надпись, чтобы это не вызывало у людей отторжения. Цели специально привлечь внимание к штампу у нас не было. Мы не будем говорить о каких-то конкретных книгах, на которых можно встретить такой же штамп, чтобы их не «клеймили», но могу сказать, что закон о нецензурной брани распространяется даже на те  нецензурные слова, в  которых часть букв заменена на точки. Если в книге есть хотя бы одно такое слово, то на ней должна быть печать «нецензурная брань.

В редакцию Metro читательница прислала фото книг Сергея Довлатова, которые она приобрела в одном из книжных магазинов Петербурга. По её словам, ей стало даже немного обидно за любимого писателя, когда она увидела огромную надпись "Содержит нецензурную брань".

- Сначала я подумала, что эти огромные надписи - наклейки на плёнке, но, признаться, немного разочаровалась, когда поняла, что пропечатано на обложке, - рассказывает читательница. - Понимаю, что это новое издание и по новым правилам издательства должны указывать возрастную аудиторию, но для этого ж не обязательно ставить такое "клеймо" на книгу.

- Эта норма была введена не так давно - выходили законодательные акты - и издательства обязали это делать, - рассказал Metro  Павел Крусанов, главный редактор издательства "Лимбус Пресс", писатель-прозаик. - Указывается возрастная аудитория. Всё, что попадает под категорию "18+",  издатель обязан помимо подобного уточнения "нецензурная брань" или что-то ещё, выпускать в целлофане.  Делается это сразу же в типографии.

Работает ли это правило при продаже, специалист затруднился сказать. Ведь получится странная ситуация, если 17-летний абитуриент придёт в магазин за книгами Довлатова, а у него спросят паспорт и не продадут.

- Издатель издаёт, а как уже визуально оценивает возраст покупателя продавец, это только знает компания, реализующая тираж, - отмечает Павел Крусанов.

Не исключено, что по новым правилам под пометку "18+" попадают и произведения, персонажи которых пьют, курят, дебоширят.

- А вот размер надписи, которую издатель должен разместить на обложке, закон не регламентирует, - отмечает редактор издательства. - "Лимбус", например, ставит эту надпись 12 или 14 кеглем, на задней обложке рядом со штрих-кодом. Грубо говоря, надпись раза в 2 меньше размера штрих-кода. А если кто-то хотел нарочито это сделать гигантским шрифтом, чтобы это бросалось в глаза, то это уже специально использовали в дизайне. Но это такая вещь, которая, честно сказать, раздражает. Уж насколько были пуританских взглядов в советские времена, но как-то обходились без этого совершенно нормально. А это разве что какими-то "парламентскими играми" можно назвать подобные законы. 

Также, как признался современный писатель-прозаик, из-за данного нововведения он и сам испытал неудобство. Часть тиража одного из его романов продавался в книжных магазинах ещё без плёнки, а вторую часть тиража, уже после принятия закона, пришлось в срочном порядке запаковывать в плёнку.