Минздрав России вводит новые нормативы, по которым рассчитывается потребность в наркотических и психотропных лекарствах​​​​​​​. С нового года объём анальгетиков будет увеличен, передают "Известия". Перечень лекарств тоже  изменился. Например, исключены кокаин, кодеин и некоторые другие средства, которые уже давно в России не используются и даже не производятся. И включены такие анальгетики, как бупренорфин и дигидрокодеин.

"Это большое облегчение для врачей и, в первую очередь, для пациентов, – прокомментировал Metro новость онколог, доктор медицинских наук Александр Братик. – В советские времена, когда о наркомании никто не знал, наркотические средства продавались в аптеках. Их можно было купить даже без рецептов. Их брали лишь тем, у кого была сильная боль. С тех пор многое изменилось. И теперь у нас запретили всё. Даже препараты, которые не обладают наркотическим действием".

Врач утверждает, что у онкобольных боль является одной из главных проблем. Особенно на поздних стадиях или стадиях нарастания массива опухоли. Родные больного вынуждены ходить по инстанциям, получать специальные бланки для препаратов или сами препараты. 

– Это усугубляло ситуацию. Больной часто не дополучал лекарства, ведь их ещё старались экономить. А лежачий больной уже никуда не выходит. Он стонет весь день и всю ночь. И уже не может обойтись без каких-то смесей разрешенных обезболивающих, которые приносят лишь одну четверть облегчения. Стопроцентное обезболивание вызовет и обезболивающий эффект, и вернёт нормальный сон. Ведь сон прекращается, человек изнывает, изнемогает, бессонница забирает последние силы. Это тяжело влияет на состояние больного, у которого уже есть неизлечимое заболевание. Так прибавляется еще и тяжёлое течение самой болезни, – говорит Александр Братик.

Что изменится для больных?
Достаточный объём анальгетиков – это серьёзное облегчение для пациентов. Это никак не изменит продолжительность жизни, но качество жизни заметно улучшится.

Кто будет получать эти препараты?
Я думаю, это будет централизовано. Будет больше прав у врачей, и у пациентов с этим диагнозом. У нас, врачей, нет права давать препарат. Мы его назначаем. И пока пациент в стационаре, он получает все назначенные врачом средства. Как только он выходит из стационара, то попадает под контроль участковых врачей и врачей районных больниц и онкодиспансеров. Там возникает сложность. Скорее всего, в основном, это коснётся поликлинических, амбулаторных учреждений, онкодиспансеров. Если заявленная Минздравом информация будет воплощена в жизнь, возможно, и стационары будут получать больше необходимых препаратов.

Осталось дождаться января?
Я, конечно, не очень надеюсь на то, что всё получится. Но, если будет выполнена хотя бы часть из обещанного, уже будет заметно легче.