Вопрос-ответ
El Komander: “Перед законом я бессилен”

Как вы позиционируете своё творчество?

Моя музыка отражает то, что происходит в моей стране, в моём прекрасном городе Кульякан в северо-западном штате Синалоа, где очень любят танцы. Мы любим красивых женщин и красивую музыку. Моя музыка – для тех, кто любят местные мексиканские песни.

Что вдохновляет вас на сочинение корридос?

Когда это возможно, я отправляюсь в своё ранчо в горах, где и получаю заряд вдохновения. Правда в том, что своим талантом я обязан Богу. Я благодарю его и счастлив, что занимаюсь любимым делом, которое к тому же приносит мне деньги.

Что вы думаете о цензуре?

Музыка – это средство самовыражения, и я считаю, что нельзя запретить человеку рассказывать историю, рассказывать о том, что происходит. Это как новости – нельзя запрещать обсуждение того, что происходит в действительности. Я не думаю, что следует запрещать корридос, но нельзя идти против закона. В целях безопасности на ближайшее время я прекращаю петь. 

Что бы вы сказали властям, которые запрещают вашу музыку?

Я бы сказал, что нет такого закона, который отменял бы свободу самовыражения. Каждый день я вижу в Интернете такое, что правительству правда не следует винить во всём корридос. Я же просто хочу выразить то, что чувствую.

Что вы скажете о поддержке, которую получили?

Люди хотят слушать мою музыку и мои истории. Если запретить человеку то, что он любит, он всё равно будет делать это втихую. Если людям нравится альтернативное творчество, такое, как моё, это потому что оно им нравится, оно востребовано. Я хочу радовать их своими песнями, но я не могу ничего поделать, если правительство запрещает это.

Кстати
Музыка, которую запрещали из-за “пропаганды насилия”

Фанк в бразильских тюрьмах

В начале 2014 г. бразильская полиция принялась за осмотр тюрем в бразильском регионе  Мараньян. Песни жанра “фанк” оказались популярны в криминальной среде: с их помощью преступники утверждались в глазах своих врагов. Эти песни вышли за пределы тюремных стен и стали играть на вечеринках в местных фавелах (трущобах. – Прим. ред.). Музыкант MC Segal – один из артистов, чьё творчество находится под пристальным вниманием властей.

Реггетон, осуждаемый властями

Хотя формально реггетон не является запрещённым жанром, эта музыка чаще всего подвергается критике различных слоёв населения из-за своего сексистского содержания. В 2012 президент Кубинского института музыки в Орландо Вистель сообщил, что готовится новый стандарт вещания, который не допустит трансляции реггетона в официальных СМИ Кубы.

Агрессивный хип-хоп в Ямайке

В 2009 г. власти Ямайки решили запретить песни и концерты знаменитых местных артистов, таких как Mr.Vegas, объясняя это тем, что тексты его песен прославляют сексуальное насилие и убийство.

The B-52’s 

В 2003 г., меньше, чем неделю после вторжения США в Ирак, MTV ввела масштабный запрет на любую музыку, которая содержала бы отсылки к теме войны. Это могли быть слова в текстах песен или кадры в видеоклипах. Панк-группа The B-52’s, названная так в честь флота американских стратегических бомбардировщиков, исчезла из эфира телеканала.

“Наркокорридос” – популярный музыкальный жанр, который приносит в казну миллионы, романтизирует наркоторговцев, наркобаронов и то ужасное насилие, которое с ними связано. Это большая проблема для полиции Мексики, которая борется с наркоторговлей, но, чиновники начинают одерживать победу в этой борьбе.

Известный автор таких баллад Альфредо Риос, также известный как El Komander, недавно объявил о временном уходе из музыкального бизнеса после того, как его творчество запретили в трёх мексиканских штатах, где местные правительства объявили его музыку “провоцирующей антисоциальное поведение”. В эсклюзивном интервью Metro El Komander сообщил, что “нет такого закона, который отменял бы свободу самовыражения”.

“Истории, о которых я пою, не с другой планеты, они происходят в моей стране, в моём городе. Если они хотят запретить мою музыку сейчас, я не знаю, что нас ждёт в будущем”, – сказал El Komander по телефону, добавив, что несмотря на то, что он не соглашается с действиями правительства, он ничего не может с этим поделать.

Рауль Бенитез Манаут, эксперт по социологии и безопасности в Национальном автономном университете (НАУ) Мексики, утверждает, что “цензура сама по себе акт репрессии”, но соглашается с тем, что эти песни “продвигают культ насилия и употребления наркотиков”.
Хотя наркокорридос восходит к корридос – балладному жанру, который существует в Мексике уже очень давно, этот противоречивый музыкальный жанр впервые попал под цензуру в 2011 г., когда экс-президент Фелипе Кальдерон объявил войну наркокартелям.

И всё же эксперты полагают, что государственная цензура едва ли повлияла на вкусы тех, кто любили слушать запрещённую музыку. “Цензура не остановила поклонников жанра, она вообще никак на них не отразилась”, – сказал Хесус Сезар Бургос Давилья, исследователь психологии в Автономном университете Барселоны и эксперт по наркокорридос. “Хотя цензура укоренилась на ТВ и радио, это не помешало людям находить и слушать эту музыку в Сети.”

Наркокорридос не источник наркоторговли и насилия в Мексике. Но этот жанр тесно связан с наркокартелями и стал причиной гибели нескольких музыкантов. “Есть нарколорды, которые платят за то, чтобы для них сочинили специальную корриду, и некоторые музыканты посвящают песни лидерам картелей”, – говорит Джулиан Вудсайд, музыкальный журналист, который работает в Мексике.

Но такие отношения между музыкантами и наркобаронами могут оборваться в любой момент, как это произошло с несколькими артистами, которые были казнены картелями.

Наркокорридос не единственный жанр, связанный с насилием и преступностью. Гангста-рэп в США давно ассоциируется с криминальным андеграундом, особенно если учесть смерть его видных исполнителей, таких как Тупак Шакур. Многие исследователи, такие как Элайджа Вальд, автор “Наркокорридо”, проводят параллели между этими двумя жанрами и утверждают, что наркокорридо – это “гангста-рэп в среде латино”.

Бургос Давилья отмечает: “Идея того, что “наркокорридос – это плохо”, – это слабое оправдание для правительства, которое предпочитает винить во всём музыкантов, а не решать реальные экономические, культурные и политические проблемы, которые служат причиной насилия и провоцируют криминальное поведение”.