Прямая речь
О чём ещё говорил Капков
Про политику. "День города с георгиевскими ленточками вполне может быть. Люди посмотрят телевизор,  их накачают, они скажут: «Где же наш патриотический праздник?» И на улицы выйдет другая часть публики. Я, правда, надеюсь, что их будет не шесть миллионов.
Я могу надеть на себя ленточку, но как символ истории. Просто мне предлагают надеть ленточку, ничего не дают делать, отняли фалафель, митболы и присылают людей, которые требуют моего чуть ли не физического уничтожения, у которых у самих в одной руке Библия, в другой – стакан с виски. И они мне проповедуют, как надо учить жить и так далее. Я даже не спорю – я предлагаю им самим проявить себя."
 
Про возможное назначени. "Меня зовут, когда всё плохо. Вот футбол. Я в нём ничего не понимал. Мне объяснили, я этим занялся и через 4 года сборная получает третье место на чемпионате Европы. Гус Хиддинк мне благодарен, Мутко становится министром спорта, жмёт мне руку, оставляет меня в РФС, приезжает человек из Санкт-Петербурга – РФСа до сих пор нету, после того, как они там похозяйствовали. Меня тут тоже поблагодарили, пожали руку и всё. И та же история с парком Горького. Я что в этом понимаю что-то? Вот я хожу за Цинципером, лечу в Лондон, Лондон не подходит, надо в Стокгольм, у них вроде климат такой же ужасный, как у нас. Всем нравится, говорят будешь директором парка – Как? Я же депутат Госдумы! "Ничего," – говорят. Дают мне пять лет на всё, через шесть месяцев забирают – я уже всё сделал. Давай, говорят, ты теперь за всё будет отвечать – давай. Я всё посчитал, всё сделал, упаковал. Всё – теперь можешь тоже идти. Вот я так и живу. То есть когда в Москве появится приоритет, я с удовольствием им займусь. Я просто сейчас опасаюсь, что меня в Луганск пошлют, или в Донецк или Крым восстанавливать. Я, пожалуй, воздержусь."
 
Про будущее. "Нам не хватило двух лет, чтобы добиться стабильного развития культуры в Москве. Так сложилось, такой исторический процесс, что это перестало быть приоритетом. Сейчас главное, чтобы не было периода реакции. Но если серьёзно, у реакции нет шансов. Мы построили московскую идентичность. Если мы продолжим так жить, то таких людей будет больше. Вот парижане едят свой круассан двести лет, и продолжают его есть: кризис, не кризис, одна партия, другая. Вопрос в том – весь мой основной-то конфликт, – что начались такие разговоры, что сейчас надо сосредоточиться, во-первых, а во-вторых – страдать, потому что вокруг России что-то сужается. Я ж даже не против страдать! Я ещё как страдаю. Но страдать – это не значит вводить карточки.Это значит быть неравнодушным и делать что-то для своей родины. И когда я делал Парк Горького я тоже страдал: недосыпал, недоедал. Это всё всё равно через кровь, через мучения, через выход из зоны комфорта. Так давайте страдать и жить за родину, а не страдать и умирать за Родину. Я сторонник гумманистического подхода." 

- Наша главная задача была - борьба с диваном и телевизором, - начал Сергей Александрович своё выступление в Московской высшей школе социальных и экономических наук.

Изначально лекция должна была отвечать теме: «Город для непохожих. Непохожие города», но в связи с отставкой Капкова планы немного поменялись - он напоследок подвёл черту под своей работой в департаменте культуры.

Борьба с диваном Капкову удалась - если в 2012-м году по данным соц. опросов больше половины горожан предпочитало проводить свободное время дома, то в прошлом году число таких людей сократилось до 35%. Остальные по выходным отправлялось в парки, театры, библиотеки, которые постепенно превращались в ДК имени Капкова, на городские праздники.

- Это связано, на самом деле, ещё и с политикой. Культура напрямую связана с политикой. И активные люди хотели не только участвовать в пропаганде из телевизора. Огромное количество людей пошли в театр, чтобы посмотреть на жизнь с другой стороны, - сказал Капков.

По словам уже бывшего министра московского правительства, помогала в каком-то смысле и та самая пропаганда.

- Чтобы не ломать восприятие, мы были вынуждены оставить этот праздник (День города - прим. ред.), но пришлось изменить стилистику. Это был лучший день города. Но я критично отношусь к своей работе. Это не только наша заслуга. Это заслуга телевизора, который всё лето кошмарил украми под Москвой и людей достала эта чернуха. А здесь безопасно и светло, - говорил он. - Это был праздник непослушания Москвы. Люди поняли, что жизнь продолжается.

О новом главе департамента культуры, бывшем руководителе Москомнаследия Александре Кибовском Капков говорил осторожно, сказал только, что ему придётся перестраиваться и учиться работать с людьми.

Сергей Капков – один из немногих чиновников, у которых просят автограф. После лекции он раздавал подписи и фотографировался со всеми желающими около двадцати минут.

Сергей Капков – один из немногих чиновников, у которых просят автограф. После лекции он раздавал подписи и фотографировался со всеми желающими около двадцати минут.

Дарья Буянова

Фото:

- То что он сказал, что никаких революций не будет. Это хорошо. Культурную революцию уже сделал я. Сейчас главное, чтобы не было периода реакции.

Сам Сергей Александрович в очередной раз заверил всех, что никаких конкретных планов на будущее у него нет.

- У меня нет никаких проектов. Я буду работать Сергеем Капковым. Буду работать отцом своих детей - я им много задрожал за последнее время (у него их двое), - повторил он свой пост в Facebook. - Свободное время буду проводить с любимой девушкой, буду заниматься саморазвитием.

Несмотря на некоторую обиду, которая чувствовалась в голосе Капкова, когда он начинал язвительно говорить о своём уходе или о "духовных скрепах", из обещал не уезжать из страны.

- Нет, конечно. А кому я там нужен? - сказал он корреспонденту Metro после лекции. - Борису Джонсону говорите? Так он и сам есть, пост занят. И советников у него хватает. Правда, в Лондоне уже 400 тысяч русского населения...

В политику Капков тоже пока не собирается, говорит, что оппозиционером быть не хочет, потому что "их из дома нечасто выпускают".

- Меня зовут, когда всё плохо. Вот футбол. Я в нём ничего не понимал. Мне объяснили: игра, одиннадцать на одиннадцать, надо построить стадионы, позвать иностранного тренера... И наша сборная на третьем месте. Мутко стал министром спорта, меня, как сейчас, отблагодарили, и - до свиданья, - вспомнил он и со смехом сказал. - Сейчас боюсь, как бы меня в Луганск или в Донецк не послали, или Крым восстанавливать.

О причинах своего ухода Капков так ничего и не сказал.