Максим Решетников

Максим Решетников

фото: пресс-служба Департамента экономической политики и развития города Москвы

Фото:

Максим Геннадьевич, довольны ли вы тем, как развивается программа патентного налогообложения в Москве?

Начну с небольшого отступления. По статистике в городе Москве - 4,7 млн. рабочих мест, из них 3,2 млн – это рабочие места на крупных и средних предприятиях. Остальные 1,5 миллиона людей трудятся на микро - и малых предприятиях. То есть, треть рабочих мест в столице сосредоточены в малом бизнесе, что является очень неплохим показателем. Если посмотреть чуть шире (наша статистика считает только по юридическим лицам), то получим соотношение даже не 70/30, а более 50%.

Что касается динамики по итогам прошлого года – увеличения числа юрлиц и ИП – она позитивная. У юридических лиц, по предварительной статистике, рост составил +18%. По ИП в 2014 году наблюдался прирост – на фоне отрицательной динамики в 2013-м. За счёт чего? Все меньше предпринимателей принимает решение расстаться со статусом ИП, все больше такой статус приобретают. Число новых зарегистрированных ИП выросло на 5500. Мы связываем это с развитием патентной системы налогообложения. В прошлом году мы выдали 18000 патентов, что в 1,5 раза больше, чем годом раньше. При этом сами патенты “дорожают” – выдаются на большие суммы. Объём поступлений за время реализации проекта вырос до 1,5 миллиардов рублей – почти в 15 раз. С другой стороны, многие из тех, кто зарегистрировался как ИП, сделали это для того, чтобы получить патент.

То есть патентная система – один из самых успешных и реальных проектов по поддержке предпринимательства и вовлечения людей в предпринимательство. Это самая выгодная и интересная система налогообложения на сегодняшний момент. Предприниматели охотно на неё переходят. Чтобы понимать, насколько низок этот уровень налогообложения: предельная стоимость патента – 600 тысяч рублей. Используя его, ты можешь получить доход до 60 млн рублей. То есть налог составляет 1% от выручки. А учитывая то, что 600 тысяч – это предельная стоимость, то для ряда видов деятельности налог выходит минимальным, мягко говоря: в Москве на абсолютное большинство видов деятельности стоимость патентов ниже в 3-5 раз.

В этом смысле удобными кажутся и патенты для мигрантов...

Это - разные вещи. Слово только одинаковое. Применительно к мигрантам, патентирование идёт по миграционному законодательству. С точки зрения налогового законодательства, патент для мигранта – это авансовый платёж по налогу на доходы физического лица. Для ИП патент – это отдельный налог, который заменяет ряд других налогов – НДФЛ, на имущество и НДС. 

Вы говорили раньше, что к 2025 году будет наблюдаться снижение работоспособного населения...

Это немного другая область – миграционная политика и так далее. Патенты для предпринимателей – это про вовлечение людей в бизнес, создание благоприятных условий для предпринимательской деятельности. Чтобы нам с Вами... ну, мне-то – нет, я - госслужащий, а Вам-то – да, можно было прийти, зарегистрировать ИП и начать работать, не думая, за какими бумажками бегать и в какую очередь встать. 

Год 2015-й обещает стать кризисным. Патентное налогообложение – это панацея? Или обезболивающее?

В кризис не бывает панацеи. Мы когда с Вами болеем, лечимся не обезболивающими. Мы пытаемся организму помочь. Нет одного очевидного, лёгкого лекарства от кризиса. И на один элемент опасно возлагать надежду. Например, нельзя обнулить налоги и этим поправить ситуацию. Сегодня бизнес столкнулся с иной ключевой проблемой – ограничение по спросу. Люди стали тратить меньше денег – из-за определённых ожиданий, изменения покупательского поведения, инфляционных процессов. Добавьте к этому валютные риски, рост ставок… Поэтому, бизнесу нужно искать новые рынки сбыта – и здесь важно стимулировать экспорт, создавать импортозамещение, то есть открывать для бизнеса новые ниши, или открывать ниши, занятые монополистами. Спросовый шок никакое снижение налогов не закроет. А что оно может сделать, так это резко сжать доходы бюджета. То есть, снизить количество ресурсов для реализации, в том числе, и социальных программ.

Когда человек болеет - важно, чтобы осложнений не было. Задача государства в кризис – борьба с последствиями. Наши приоритеты – адресная социальная поддержка населения, программы переобучения, поддержка начинающих предпринимателей, создание рабочих мест. Линейное снижение налогов – не панацея. Но патентная система налогообложение – штука хорошая, и действительно может помочь предпринимателям в кризис.

Вы как-то отметили, что в 2015-м году у города денег больше не будет... С другой стороны, вы прогнозируете увеличение числа зарегистрированных ИП, что приведёт и к увеличению доходов Москвы...

По самим патентам мы, действительно, ожидаем рост. С другой стороны, ПСН – это не то, что кормит город. На фоне поступления по НДФЛ в 600 миллиардов поступления в 2 миллиарда не так весомы. В целом – если рост числа предпринимателей, которые воспользовались патентной системой налогообложения, вырастет на 20-30%, мы будем считать результат приемлемым. Нам эти цифры важны потому, что это значит – мы правильно взаимодействуем с предпринимателями и что бизнес принимает наши условия. Если мы создаём комфортные условия для работы, а бизнес их не принимает, то это для нас – большая проблема. Сейчас 60% ИП, которые владеют ларьками, используют патентную систему. Значит, - заработало, мы достучались до людей и правильно всё делаем.

Давайте немного поговорим об антикризисном плане. Вы говорили, что ключевые шаги по нему будут сделаны в феврале-марте...

Мы достаточно оперативно реализуем план. Приняли обещанные решения по льготной арендной плате, сохранили систему льгот, ничего с ней не делаем. Приняли решение по сельскохозяйственным рынкам – что они будут продолжать работать. Были приняты решения по переносу на год ограничений, связанных с движением грузового транспорта. Приняли решение по переводу госконтрактов в казначейства – в связи с этим снижаются требования по предоставлению банковских гарантий – они очень дорогие. Стараемся экономику подрядчиков тоже разгрузить. Приняли большой пакет правок, которые сделают закупки наших компаний конкурентнее, прозрачнее и доступнее для бизнеса. По налогам мы движемся в сторону принятия законопроекта “о каникулах”. Сейчас из 30 нормативных актов, которые мы должны принять, 10 уже оформлены и еще, столько же, на подходе.

Это звучит солидно...

Мэр нас подгоняет.

Понимаю, что вы не очень любите прогнозы...

Я по профессии – экономист - кибернетик, и прогнозированием занимаюсь с 18 лет. Действительно, не очень люблю прогнозы (смеётся).

В прошлом году, показатели по инфляции в регионе составили 11,7%, рост бюджета по доходам составил 4,5%. Получился разрыв в районе 6%. Ожидаете, что он увеличится в 2015-м?

Ну, увеличится, наверное. Прогноз по инфляции – 15%. Разрыв между инфляцией и ростом доходов будет значительный. Поэтому мы, в частности, рассматриваем госконтракты не только на предмет цен, а понимаем – насколько нам каждый из них необходим. Расставляем приоритеты. И если что-то можно отодвинуть – отодвигаем. И все ведомства так делают. Понимаем, что непростые времена идут. Главное, чтобы социальные обязательства были выполнены. Первое решение, которое мы приняли – это выделение дополнительных 1,7 млрд. на адресную поддержку тех, кто в ней нуждается. Департамент соцзащиты получил деньги, чтобы усилить поддержку пенсионеров, ветеранов.

Блиц
Мы попросили Максима Решетникова быстро ответить на несколько простых вопросов.

• Ваш любимый экономист?  

Здравый смысл .

• На работу хотели бы ездить на метро или велосипеде? 

На велосипеде .

• Последняя книга, которую вы прочитали?    

Перечитывал Ремарка.

• Собака или кошка?             

Без домашних животных.

• Кризис в Москве или голове?                                         

Всегда в голове.

• Какого цвета то самое моё платье?                               

Бело-золотое.