Дорогие читатели!

В 1941-м на фронт уходили молодые и красивые мужчины и женщины. И некоторые из них не только пережили ужасы войны, но и встретили свою любовь. Для кого-то она стала первым хрупким чувством, кто-то пронёс фронтовую любовь через всю жизнь...

Многих ветеранов Великой Отечественной войны уже нет. Но наши герои живы до тех пор, пока мы помним о них.


•    Дорогие читатели! Если ваши родители или дедушки и бабушки познакомились на войне и вы хотите поделиться историей их любви, ждём писем с пометкой «Любовь на войне» по адресу: gorod@metronews.ru. Если у вас нет электронной почты, пишите: Санкт-Петербург, ул. Автовская, д. 2.

Этой историей с редакцией поделился петербуржец Константин Кроуз. Его родители познакомились в самом начале войны. Валентина и Михаил вместе встретили Победу, уже будучи мужем и женой. И пронесли своё чувство через всю жизнь.

ВСТРЕЧА
– В 1941-м маме было 27 лет, вместе с родными она жила в Шлиссельбурге, работала в отделении «Ленэнерго», – рассказывает Константин Кроуз. – Мама вспоминала, что Шлиссельбург начали бомбить 7 сентября под вечер. Когда всё стихло, она вместе с матерью и брат с женой и маленькой дочкой Кирой побежали к Неве, сели в лодку и переправились на другой берег. К утру немцы взяли Шлиссельбург. Брат с семьёй остался жить в посёлке имени Морозова, а маму и бабушку приютили жители Ладожского Трудпосёлка старики Богдановские. В декабре 1941-го в посёлок вошла воинская часть, дом Богдановских стал штабом части. А командиром этой части 281-го отдельного ремонтного восстановительного батальона был мой будущий отец – Михаил Кроуз. Так родители и познакомились. Правда, тогда они ещё не подозревали, что им предстоит быть вместе всю оставшуюся жизнь. В штабе батальона, то есть в доме Богдановских, беженки оказались совершенно некстати, и им предложили эвакуироваться на Большую землю. Но двум женщинам было некуда ехать. К тому же все вещи – тёплая одежда, бельё, посуда – остались в Шлиссельбурге, а за окном стояла лютая зима 1941 года. Но прозвучавшее однажды, это предложение почему-то не повторялось. А весной 1942 года мой будущий отец пригласил мою будущую маму съездить в Ленинград. С этого момента и началась история их любви.

КРАСНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ
Михаил Кроуз служил в Красной армии с 17 лет, до 1941 года успел поучаствовать в Гражданской и Финской войнах. В июне 1941-го Михаил Самойлович был в должности инженера по ремонту автотехники 17-й автотранспортной бригады под Ленинградом. Ему исполнилось 38 лет.

Перед началом функционирования Дороги жизни (военная автомобильная дорога №101) в составе этой бригады наряду с транспортными батальонами сформировали и батальон ремонтников. Его командиром назначили Михаила Кроуза.

– В перевозке грузов были задействованы тысячи автомобилей, – продолжает Константин Кроуз. – По  всей трассе Дороги жизни организовали летучие ремонтные пункты, размещались они в фургонах грузовиков. Использовались не только запчасти, которые получали с предприятий города, но и уцелевшие детали с разбитых и утонувших в Ладоге автомобилей. В мае 1942 года за боевые отличия отец был награждён орденом Красной Звезды.

За время функционирования Дороги жизни 281-й батальон отремонтировал почти 8000 автомобилей, большинство работ велось прямо на льду Ладожского озера.
Михаил Кроуз и Валентина Костина поженились 23 февраля 1943 года – в День Красной армии и день именин невесты.

– Мама считала это событие самым большим подарком к именинам, – говорит Константин Кроуз. – Оформив отношения, родители стали жить вместе. В доме, где располагался штаб, было много народу, поэтому они ночевали или в палатке, или в отслужившем свой срок автобусе. Родители вспоминали, что по утрам, когда просыпались, их волосы были покрыты инеем. Но тогда простудой никто не болел. Видимо, мелкие неприятности отступают, когда есть большое горе, такое, как война. Зато в старости мама мучилась головными болями – сказались ночёвки в холоде.

ВМЕСТЕ ДО ПОБЕДЫ
В сентябре 1943 года Михаил  Кроуз получил тяжёлую контузию.
– У отца парализовало лицевой нерв, – рассказывает Константин. – В госпитале он провёл три месяца, из них первые полтора его сиделкой была мама. На тот момент она работала в штабе бригады, была вольнонаёмной. Ей выписали командировку в госпиталь. И мама выходила отца, болезнь отступила.

Потом Михаил Кроуз участвовал в боевых действиях в составе артиллерийской бригады Украинского фронта – воевал в Польше и Германии.

– Мама до конца войны была рядом с отцом, ей всегда находилась работа в частях. К тому же она знала немецкий язык. В Германии их воинская часть проходила через разбитые города. По обочинам валялись трупы людей и животных, в домах находили мёртвых старух. С оставшимися в живых немцами мама разговаривала, они не боялись её. В одном из городов 14-летняя девочка приносила ей клубнику и просила хоть каких-нибудь продуктов... Победу мои родители  встретили недалеко от города Бреслау, теперь это польский Вроцлав.
После окончания войны Михаил Кроуз служил в Чехословакии, Венгрии, потом были Архангельск и Красноярск.

– В Красноярске родился я, – продолжает Константин Михайлович. – В этом городе отец преподавал в военном училище, а когда вышел на пенсию, семья вернулась в Шлиссельбург. Отец умер в 1972 году. Мама пережила его на 30 лет. Когда я спрашивал, какой период своей жизни она считает самым счастливым, мама отвечала, что это были военные годы: «Пусть могли убить, зато мы были молоды, здоровы и любили друг друга».