«В Ленинграде был страшный голод, - вспоминает Григорий Мерзон о событиях 1941 года, когда он был курсантом морской десантной роты. - Не было животных, не было голубей или ворон, их просто съели. Я после Ленинграда был похож на скелет.

Как-то навещали мать моего сослуживца Володи Ледантю. У неё были сорваны обои. Они держались на мучном клейстере, который употребляли в пищу. Женщина угостила нас с другом стаканом киселя из столярного клея и «капель датского короля» - так называли в народе средство от кашля. Капли были такими ароматными, что перебивали неприятный вкус клея. Мы в ответ угостили её нашим пайком, крошечным ломтиком хлеба. А через месяц она умерла от голода.

Ещё больше запомнилась другая история. Мы патрулировали по Ленинграду, начался артобстрел. Я всё с тем же другом укрылся в Невском пассаже. Только прибежали – взрыв. Осколки просвистели через весь пассаж, мы чудом выжили. И тут раздался крик, мы выскочили и увидели страшную картину - женщина билась в агонии, ей осколком срезало ногу. Меня поразил контраст - алая кровь струится по белой мраморной лестнице.

За счёт чего выстоял Ленинград? Там не прекращалась жизнь. Давались концерты, работали кинотеатры и школы. Работа не прерывалась ни на минуту! Поразительные были люди, сейчас таких нет. При мне никто ни разу не сказал, что надо сдать город.

А как быстро всё строили! К примеру, нефтепровод по дну ладожского озера проложили к Ленинграду менее чем за месяц. "Патриотизм" - затасканное слово. Но это был настоящий патриотизм».

Дорогие читатели!
• В 1941-м на фронт уходили молодые и красивые мужчины и женщины. И некоторые из них не только пережили ужасы войны, но и встретили свою любовь.
• Для кого-то она стала первым хрупким чувством, кто-то пронёс фронтовую любовь через всю жизнь... Многих ветеранов Великой Отечественной войны уже нет. Но наши герои живы до тех пор, пока мы помним о них.
• Дорогие читатели! Если ваши родители или дедушки и бабушки познакомились на войне и вы хотите поделиться историей их любви, ждём писем с пометкой «Любовь на войне» по адресу: gorod@metronews.ru. Если у вас нет электронной почты, пишите: Санкт-Петербург, ул. Автовская, д. 2. 

Любовь на войне. Metro продолжает серию публикаций, приуроченных к 70-летию Великой Победы. Мы рассказываем о героях, которые встретили и полюбили друг друга на войне

Для супругов Мерзон 2015-й год - особенный. Григорий Исаевич и Лия Ефимовна справляют сразу два 70-летних юбилея - День Победы и "день любви". 2 июня 1945 года, в Щербаковском загсе, они стали мужем и женой. Хотели жениться пораньше, в мае, но мама Григория Исаевича была категорически против. "Будете маяться!" - сказала она, так что дату пришлось сдвинуть на месяц.

- Мы прожили счастливую и красивую жизнь, - рассказывает Лия Ефимовна и, поворачиваясь к супругу, нежно улыбается ему. Тот выглядит подтянутым, говорит бодрым голосом, хотя на днях ему исполнилось 93 года.

Во время войны судьба испытывала обоих, у каждого личная жизнь могла сложиться по-другому. Но о своём выборе они не жалеют.

Затируха и комбат

До знакомства с мужем Лия Ефимовна более двух лет жила в Соль-Илецке Оренбургской области, где работала в эвакуированном из Одессы цехе. В нём студенты местного машиностроительного техникума делали металлические стаканы для противотанковых орудий.

- Условия работы были адскими, - машет рукой Лия Ефимовна. - Когда приезжали военпреды за продукцией, нас не выпускали сутками! Каждую деталь проверяли, при этом есть давали немного. Была такая еда, называлась затируха. В кипячёную воду сыпали муку - и всё! Этим нас кормили, даже хлеба не было.

- Зато на этой затирухе ты фигуру сохранила, - говорит Григорий Исаевич, и оба долго смеются. Но это, что называется, смех сквозь слёзы.

Однажды на производстве едва не произошёл несчастный случай.

- Я отработала дневную смену, но меня заставили пахать в ночную, - вспоминает Лия Ефимовна. - Спать очень хотелось! Я включила станок ДИП-200 ("Догнать и перегнать") и положила на него руку. Хорошо, в этот момент проходил мастер, он меня из станка вытащил целой и невредимой.

По итогам работы в Соль-Илецке Лия Ефимовна получила звание токаря четвёртого разряда. После чего вернулась в Москву. В её жизни уже был молодой человек - Николай Чучубало. Умный, не пьющий, красиво ухаживал. Но рвался на фронт - его отпустили.

В 1944 году комбат встретился с подругой, но уже зная, что её сердце принадлежит другому.

- Он привёз мне красивый немецкий альбом, часы. А потом уехал и погиб на фронте, - вздыхает Лия Ефимовна.

Сорванное свидание и война

Григорий Мерзон был круглым отличником. При громадном конкурсе он поступил в высшее инженерно-техническое училище военно-морского флота. Тогда все мечтали попасть в армию, люди гордились военной карьерой. И, конечно, будущие защитники отечества были очень популярны у девушек.

15 июня 1941 года молодой, статный парень Григорий был в увольнении и встретил в Доме культуры имени Кирова красивую девушку Юлю.

- Я провожал её до дома, - рассказывает Григорий Исаевич. - Договорились встретиться через неделю, в воскресенье, 22 июня. Сами понимаете, встреча сорвалась. Ни адреса, ни телефона не осталось. Когда мы готовились к отправке на фронт, я шёл в строю - с противогазом, с винтовкой, обвешанный гранатами, и вдруг слышу: "Гриша, Гриша!" Смотрю - Юлечка машет рукой. С тех пор мы не виделись. Я посвятил ей стихотворение: "15 июня увидел я прекрасные глаза. Я ей сказал: "Григорий!", она мне - "Юля!", но мир взорвала страшная гроза".

Ещё у Григория была девушка Вера. Их пути развела война, но через 40 лет несостоявшаяся невеста неожиданно написала письмо. Спустя много лет они встретились.

- Я никогда в жизни не ревновала Гришу, - хохочет Лия Ефимовна. - Где мы только ни появлялись, он всегда был на виду. Мне это льстило!

Конечно, с начала войны на флирт времени оставалось очень мало. Пять месяцев, которые Григорий Исаевич пробыл курсантом в блокадном Ленинграде, оказались для него самыми тяжёлыми.

В декабре 1941 рядовой десантных войск покинул город по "Дороге жизни" - переход длился 12 часов. Был сильный обстрел, но погибло всего шесть человек - и все от истощения. После Ленинграда война уже не сильно затрагивала жизнь Мерзона, а в 1943 году, по приказу Сталина, он, и другие фронтовики с незаконченным высшим военным образованием, смогли сосредоточиться на учёбе.

Вернувшись в Москву, Григорий Мерзон познакомился с будущей женой.

Знакомство и брак

Григорий и Лия впервые встретились на квартире у общей знакомой.

- Захожу, а там сидят два мужика, - смеётся Лия Ефимовна. - Один из них, его Яшкой звали, потащил меня на улицу и говорит: "Лялька, ты только за Гришу замуж не выходи!"

- Я увидел смешливую девушку, хохотушку, - говорит Григорий Исаевич. - Пошёл её провожать, предложил зайти к родителям. Мать открывает дверь, а я ей: "Знакомься, моя жена! Два часа назад познакомились!" Так мама чуть в обморок не упала.

Григорий ухаживал за любимой - старшина разрешал ему часто брать увольнительную, чтобы тот мог зарабатывать на подарки. То плотником он работал, то кровельщиком.

- Подарил ей отличные фильдеперсовые чулки со стрелками, подержанное серое пальто и духи, - загибает пальцы Григорий Исаевич. А жена благодарно гладит его по плечу.

День Победы Гриша и Лия, конечно, встретили вместе.

- Это странно, но я не помню этот день, - говорит Григорий Исаевич. - Настолько был ошарашен сообщением! Я выскочил на улицу и всё - остального не помню. Только утро следующего дня сохранилось в памяти.

- А я всё помню, - восторженно улыбается Лия Ефимовна. - Соседи стали молотить в дверь! И кричали: "Победа! Победа! Победа!"

2 июня молодые отправились в загс.

- Приехали на Колхозную площадь, ныне Сухаревку, - говорит Григорий Исаевич. - Поднялись на второй этаж дворца бракосочетания, по шаткой лестнице. Это был Щербаковский загс. Я постучал. Мне сказали - сейчас регистрируем смерть, подождите, я вас приглашу. Из тесной комнатки вышли плачущие люди, после чего зашли мы. Нам выписали свидетельство о браке, я заплатил 5 рублей. Никаких маршей Мендельсона. Вреднейшая баба, Лия Ефимовна, у входа в загс стукнула меня по щеке и сказала: "Теперь знай, ты женат!"

В те времена не было принято обмениваться кольцами. У Григория Исаевича до сих пор его нет.

- А жене всё-таки купил - и то лишь на 20-летие свадьбы, - подмигивает он супруге.

Их любовь зародилась на войне, потом были годы счастливой жизни - родился сын, семья стала большой. И сейчас они, рука об руку, с любовью друг к другу, идут дальше. И готовятся отпраздновать две большие даты, которые значат для них так много.