Антон Олегович вместе со сыном своего любимого хамелеона Емели. Сам Емеля, увы, уже умер

Антон Олегович вместе со сыном своего любимого хамелеона Емели. Сам Емеля, увы, уже умер

Дарья Буянова

Фото:

Чем смогут заняться москвичи в природоохранных зонах города этой зимой?

Основные активности будут традиционные, ничего особенно нового мы не придумываем. Есть социальный запрос москвичей, причем он разный для разных возрастных категорий. Например, пожилые люди больше любят тихий отдых: посидеть на лавочке, послушать птиц. Есть у нас интересная тема, правда, она весенняя – лягушек слушать на пруду в «Кузьминках». А для молодежи интереснее активный отдых, спорт – лыжни, катки.
У нас также развита зимняя тема – катание на собачьих упряжках. Мне она очень импонирует. Проводятся соревнования, можно покататься, познакомиться с этим интересным спортом.
 

А во многих природоохранных зонах есть такая возможность?
Например, в новом парке «Сказка» в Москворецком или в природно-историческом парке «Кузьминки-Люблино». Другие развлечения более традиционные: катки, лыжные трассы, там, где это возможно, тюбинги, санки. Все развлечения русской зимы. Естественно, рыбалка, купания – при том не только в крещенскую ночь. Например, в «Серебряном бору» есть профессиональное сообщество моржей. Четыре года назад нас попросили поставить обогреваемые вагончики для переодеваний. Теперь там созданы все условия.

Мы сегодня в Серебряном бору видели внушительную группу бабушек, которые скандинавской ходьбой занимаются.
Мы сейчас такие активности вроде бега и спортивной ходьбы пытаемся расширить. Где ещё бегать в Москве? Конечно в парках и на природных территориях, где самый свежий воздух.

Я так понимаю, что привлечение людей на особо охраняемые природные территории (ООПТ) – это одна из целей, но нет ли в этом опасности для природы?
Надо искать золотую середину. У нас подход уже отработанный: в буферных зонах мы развиваем активности, чтобы заповедные зоны оставались в тишине. Например, в Серебряном бору есть заповедные болота, озеро Бездонное с кувшинками. Там можно просто побыть наедине с природой, помедитировать. А вот позаниматься спортом здесь летом можно на пляже, а зимой на лыжах покататься.

Мне кажется, что такое зональное разделение должно быть хорошо видно на примере Лосиного острова.
Да, это самая большая особо охраняемая природная территория в Москве и там этот принцип тоже работает, например, мы развиваем там познавательный туризм.

Каких зверей сейчас можно встретить в природоохранных зонах? За кем можно устроить фотоохоту?
Можно встретить белок, зайцев, лисы встречаются, бобры,в «Лосином острове» - лоси, олени, косули и кабаны. Енотовидные собаки и барсуки в ТинАО есть. В общем все те животные, которые в нашем регионе есть, на московских ООПТ присутствуют.

То есть, если ушёл гулять глубоко в лес, нужно быть острожным?
Да, особенно в Лосином острове. Каждый год есть случаи, когда люди подходят к животным: либо пытаются помочь, либо сфотографироваться. Практически каждый год такое бывает. Летальных случаев не было ещё, но переломы и травмы – да.

Сын хамелеона Емели живёт в приёмной у главны Департамента

Сын хамелеона Емели живёт в приёмной у главны Департамента

Дарья Буянова

Фото:

А есть какие-то короткие правила безопасности при встрече с диким зверем?
Если есть возможность безопасно разойтись, лучше пройти мимо. А если зверь стоит у вас на пути, лучше остановиться и ничего не делать, постараться не испытывать страха и смотреть зверю в глаза. Если он почувствует, что вы не боитесь, он не нападёт.

Вы сами встречались с диким зверем лицом к лицу?
Да, с медведем. Но, конечно, не в Москве.

О, господи! А чем всё закончилось?
Медведь убежал (улыбается).

Вы его напугали?
Я не пытался его напугать, я послушал совет старых охотников, все мысли очистил, посмотрел на него так. Он тоже сквозь меня посмотрел, развернулся и ушёл.

Животные же у нас и в город выходят. В Сокольниках иногда встречают лосей, которые вышли из Лосиного острова, а недавно в Печатниках, на Тульской и около станции "Нагорная" видели лис.
Сейчас прошёл ледяной дождь, земля покрылась ледяным настом и очень много грызунов погибли, а для лис это основной корм в зимнее время. Кроме того, не нужно забывать, что сельское хозяйство в московском регионе приходит в упадок и у лис появляется больше возможностей для размножения. Но ничего страшного, в Лондоне они ходят по центру города и никто на них внимания не обращает. У нас есть опасность бешенства – лисы и енотовидные собаки являются переносчиком этого заболевания – и тут, конечно, нужно держать ухо востро. Лиса хищное животное, может укусить. Поэтому лучше не подходить к животным и ни в коем случае не трогать их.

Лис сейчас стали держать как домашних животных, но их, как и других экзотических животных, новые хозяева, которые с ними не справляются, выкидывают.
А вот они у нас и есть (Антон Олегович кивает в сторону коридора, который уставлен клетками с необычными животными, – Прим. Ред.). Подкидыши наши.

У вас есть любимец среди них?
Был хамелеон Емеля, любимец. Но они, к сожалению, живут по три года всего. Сейчас у нас его сын. Первый был самый любимый, а так я всех люблю одинаково.

Дома у вас тоже есть животные или здесь хватает?
Есть. Павлины, фазаны, пони, собака, но это не предел, наверное. Я не хочу экзотов заводить – я считаю, что это значит просто обрекать животное на муки. Белок прикормил, птиц разных. Я хочу ещё сову и ворона завести. Но пока думаю. Питомцем надо заниматься, знать все его повадки, условия создавать ему соответствующие.

«Сейчас у нас семь экоцентров, а в следующем году планируем открыть ещё два – Музей леса и Музей Москвы-реки»

Ворона можно и с собой брать, на работу, например.
Да, как во «Властелине колец» (смеётся).

А вообще в Москве больше стало животных?
Когда я пришёл в Департамент, статистики по экзотическим животным не было. Я этот вопрос сделал одним из приоритетных в нашей деятельности и через 6 лет мы уже примерно понимаем объём рынка, по каким каналам поступают животные, что делают с ними москвичи. Последние годы мы активно начали взаимодействовать с силовиками – ФСБ, МВД, таможней. Кроме того, сами москвичи часто звонят на «горячую линию» и сообщают о найденных животных - практически каждый день поступают такие сигналы.

Получается, что вы помогаете всем животным, которые попадают в беду на территории Москвы, кроме кошек и собак. И лебеди на Патриарших прудах, и утки. За ними ведётся какое-то наблюдение или Департамент включается уже когда происходит что-то нехорошее?
Сейчас это хаотичный процесс, но мы хотим сделать его централизованным. Балансодержатели прудов этим не занимаются, хотя, мне кажется, это был бы очень неплохой ход в смысле экологического просвещения. Я считаю, что все водоёмы Москвы должны быть заселены животными и растениями в определённый сезон: водоплавающие птицы, кувшинки, лилии – должно быть красиво. Поэтому мы хотим сейчас с Московским зоопарком запустить новый проект. Инициатива может исходить от кого угодно – жители, или муниципальные депутаты, или управа обращаются и просят заселить, например, пруд. Под эгидой Московского зоопарка туда привозят птиц, делают домики, а на зиму птиц увозят. Мы хотим процесс делать организованным, объявления повесить, информацию. Людям надо объяснять, что нельзя, например, лебедей хлебом кормить. У нас жители же добрые, но необразованные. Например, всё время птенцов подбирают - слетков. Вот выбрасывает мать птенца из гнезда, чтобы у него разгон был для первых полётов – не с дерева же ему стартовать. А добрые бабушки, хватают их, полчаса подержали, а потом птенец уже не сможет адаптироваться. Таким образом, люди обрекают птиц на смерть.

А что происходит со спасёнными животными?
Они поступают в наш Центр передержки, там они проходят карантин, реабилитацию. А потом пристраиваем их в хорошие руки. Директор Московского зоопарка Светлана Акулова, возглавляет ассоциацию зоопарков России. Мы даём им информацию, они рассылают её по зоопаркам в разные города. Но если зоопарки отказываются, то иногда приходят и частные лица, которые хотят взять на себя заботу о животном. Почему нет, если в частном питомнике есть соответствующие условия? А тех животных, которые живут в нашей полосе, мы выпускаем в природу в ТинАО. В этом году выпускали соколов, кречетов, черепаху одну болотную.

У Департамента есть программы по экологическому образованию для детей, а как вы рассказываете о природе взрослым?
У нас есть программы для разных возрастов, но проблема в том, что у людей среднего возраста заинтересованность экологической темой самая низкая, к сожалению. Поэтому, как правило, взрослые получают образование, когда приходят вместе с детьми в наши экоцентры, на мастер-классы. Слава Богу, много маленьких детей интересуются природой. У нас сейчас много современных интерактивных экспонатов, например, в экоцентрах «Кусково», «Воробьевы горы». Желающих много, свободных мест почти нет, так что будем развивать это направление. Сейчас у нас семь экоцентров, а в следующем году планируем открыть еще два – Музей леса и Музей Москвы-реки.

За последнее время москвичи бережней стали относиться к природе?
За 2016 год были и случаи разведения костров, и поджоги травы, и незаконная охота в ТИНАО – так что тут есть над чем работать ещё. Но появились и активные граждане, которые нас поддерживают, помогают, участвуют в экологических акциях, мы это очень ценим. Сейчас это около 30% населения города.

А кто, на ваш взгляд, главный враг экологии Москвы?
Автотранспорт. На рубеже 19-20 веков, когда лошади доставляли много проблем, автомобили стали спасением, но сейчас это главный источник опасности.

Тогда негативный эффект можно было лопатой убрать, а с выхлопными газами так не получится.
Когда города начали расти, там уже лопаты не справлялись, честно говоря. В любом случае, в 21 веке это одна из основных проблем. Сейчас мы работаем с ней как с помощью экологического просвещения людей, так и с помощью ограничительных мер. Промышленности уже не так много осталось (около 80 предприятий), так что теперь автотранспорт вышел на передний план.

В городе существует концепция развития набережных Москвы-реки до 2020, вы планируете заселять берега Москвы?
Пока это только проекты, но я совершенно не против. Москву-реку нужно украсить. Время покажет, появятся там животные или нет.

Что запланировали в Департаменте природопользования на зимний сезон.

•    10 катков с искусственным льдом. «Битцевский лес», «Измайлово», «Москворецкий», «Тушинский», «Царицыно», заказники «Тёплый Стан», «Долина реки Сетунь», национальный парк «Лосиный Остров».

•    5 катков с естественным льдом. «Кусково», ландшафтный заказник «Тропарёвский», «Серебряный Бор», «Царицыно», «Лосиный Остров».

•    59 лыжных трасс. Общая протяжённость составит около 200 километров.

Есть какие-то животные, которых вам хотелось бы там видеть?
Кого бы мне не хотелось видеть, так это красноухих черепах. Это интродуценты, люди их покупают, а потом выпускают в Яузу, и там теперь есть колония этих черепашек. Но хорощо, что они в нашем климате не размножаются.
Хочется, чтобы водоплавающих птиц было побольше – лебеди, утки. Фламинго я очень люблю. Но фламинго это всё-таки не история Москвы-реки, это нужно делать отдельный парк водоплавающих птиц. Мы, кстати, такой собираемся делать на «Долгих прудах» в СВАО.

Экология Москвы-реки вообще позволяют заселять туда кого-то менее закалённого, чем местные обитатели?
Да, сейчас ситуация становится лучше, в реке проточная вода, а сбросов от промышленных предприятий почти нет. Модернизируются Курьяновские и Люберецкие очистные сооружения. Станет экологичней транспорт, и ситуация будет налаживаться ещё быстрей. Сейчас нам некоторые проекты кажутся утопическими, но то, о чём мы думаем и мечтаем рано или поздно становится реальным.