Верблюд Гоша
Кто он?

Верблюду Гоше 12 лет. Его рост 2,5 метра, а с горбами – все три. Он уже снимался в кино, но в костюм Motion Capture его облачили впервые, поэтому для него это был большой стресс. Костюм сшили специально для Гоши и даже разрешили оставить. Чтобы его одеть, верблюдоводу Вайдану пришлось залезать на стремянку. Кстати, верблюдовода тоже одели в костюм с датчиками.

В павильоне ВДНХ установили по периметру 70 высокоскоростных камер VICON, которые снимают до 500 кадров в секунду. Они были размещены на двух фермах (так называется железная конструкция) длиной 25 метров, высотой четыре метра, расстояние между двумя фермами – 14 метров.

– Именно этими камерами снимали «Аватара», – рассказывает директор производства Motion Capture студии «Да!» Егор Томский. – Правда, в «Аватаре» было около 250 камер.
Нам есть куда расти! Вообще, Motion Capture достаточно молодая технология и дорогостоящая. И в России не особо распространена. Например, наше оборудование стоит около 2 млн долларов. Один съёмочный день обходится порядка 80 тысяч рублей. Мы снимали массовку «Сталинграда». Но вот эти съёмки самые массовые у нас в стране. Кстати, ещё никто в мире не снимал лошадей с каскадёрами в Motion Capture. Эта технология нужна для того, чтобы проще сделать массовые сцены. Вот отснимем сцену с тремя лошадьми, а потом из этого сделаем целую Куликовскую битву для «Сергия Радонежского». И когда нам в любом другом проекте понадобятся лошади, мы сможем их вставить в любом количестве. К тому же мы сможем усовершенствовать любое движение. Например, нам показалось, что каскадёр недостаточно замахнулся, мы на компьютере усилим замах.

Каскадёры в это время облачали трёх лошадей в серые костюмы Motion Capture и прицепляли к ним датчики.
– А вы не боитесь, что лошадь лягнётся, – спрашиваю у конного каскадёра, завязывающего узлом хвост коня.
– Нет, не боюсь! Басман же профессионал, он не в первый раз снимается в кино, – поглаживая коня по шее, объясняет Сергей Упрямцев. – А хвост завязываем, чтобы и на него нацепить эти датчики. И на экране отобразить даже движения хвоста.
– А почему он такой спокойный? Небось, на транквилизаторах держите?
– Что вы! Транквилизаторы – это дорого! Он просто спит, а потом после работы мы его покормим сахарком.

К этому моменту привели верблюда Гошу. Он с презрением посмотрел на лошадей.
– А зачем вам верблюд? – спрашиваю у Андрея Добрунова, директора «Союзмультфильма».
– Это для съёмок «Сергия Радонежского», – разъясняет Добрунов. – Дело в том, что в стане Мамая были верблюды, закованные в латы, и быки. Исторический факт, что конницы разгоняли верблюдами. К сожалению, быков мы снять не смогли, как и медведей. Дрессировщик сказал, что это слишком опасно. А для «Суворова» будем ещё снимать слонов в таких же костюмах – для эпизода перехода Ганнибала через Альпы. «Сергий Радо­нежский» выйдет в следующем году», «Суворовъ» будет готов к 2017 году.

Пока мы разговаривали с Андреем Добруновым, Егор натянул костюм на верблюда, хотя гордое животное сопротивлялось изо всех сил и даже лягалось. Кстати, верблюды могут лягаться всеми четырьмя ногами. Телевизионщики переживали, что верблюд плюнет в камеру, но этого так и не произошло. Зато он смог-таки отомстить обидчику – когда Егор давал интервью телевизионщикам и, наговаривая текст на камеру, приклеил датчик к костюму верблюда, тот схватил его за шиворот. Егор от неожиданности аж подпрыгнул.
– Это было не больно, – сразу успокоил Егор. – Такое на моём веку впервые! Лошади меня кусали, а вот верблюд впервые!

Наконец начались съёмки. Каскадёры на лошадях устроили настоящий поединок – кружились, носились галопом, люди наносили удары друг другу обмотанными скотчем палками с датчиками (имитация копий). Лошади в тапочках скользили, их заносило на поворотах, но они не падали. Животные беспрекословно выполняли все команды. А на тёмном экране компьютера при этом были видны только точки, соединённые линиями, как будто из детской раскраски.
Наступила очередь верблюда. Вместе с лошадьми его не рискнули снимать, организаторы боялись, что животные испугаются и сломают камеры.

Гоша важно вышагивал перед камерами, как павлин. Верблюдовода мотало из стороны в сторону, он сидел между горбами, словно в бантике. Егор скомандовал: галоп! Но не тут-то было, верблюд не намерен был скакать. «Его надо напугать», – посоветовала Юлия, владелица верблюда. С этими словами она взяла палку, разбежалась и замахнулась на животное. Гоша от страха обделался и нервно побежал, издавая жалобные звуки, словно железом по бетону, изо рта потекла пена. Конечно, это был не галоп, но съёмочная группа зааплодировала. Гошу наградили за подвиг морковкой.