Главными героями экспозиции стали не тропические бабочки, а биолог Андрей Батуев.
– В юности я вела передачу «Ребятам о зверятах» и однажды пригласила в эфир Батуева, – рассказала Metro методист Дома творчества Фрунзенского района Елена Денисенко. – Тогда и услышала эту удивительную историю. Одна из воспитанниц натуралиста сообщила ему, что может достать яйца тропической бабочки – китайской дубовой сатурнии и палочника – экзотического насекомого. Свой подарок девочка вручила Батуеву 22 июня 1941 года... Шла война, а в квартире учёного жили, спаривались и размножались бабочки. Знаю, что несколько экземпляров Батуев засушил и хранил их всю жизнь. Я попросила Андрея Михайловича записать эту историю, позже она была опубликована.

В 1957 году Андрей Батуев, автор нескольких сборников рассказов, основал в Ленинграде сразу два юннатских клуба и передал туда своих домашних животных / фото предоставлено Еленой Денисенко

В 1957 году Андрей Батуев, автор нескольких сборников рассказов, основал в Ленинграде сразу два юннатских клуба и передал туда своих домашних животных / фото предоставлено Еленой Денисенко

Из записей А. Батуева:
Август 1941-го:

«...Вылупились крошечные чёрные личинки. После первой линьки они сбросили мрачный наряд и стали нежно-салатными с голубоватым оттенком. Позже появились шестиногие крошки-палочники. Шелкопрядов было 125, а палочников – 56».

Сентябрь 1941-го:
«Я вместе с другими ленинградцами на оборонных работах,  роем окопы. Корм гусеницам носить некогда, выручил друг Шурик. Он приносит дубовые веники».

Ноябрь 1941-го:
«...Не раз приходившие к нам знакомые оказывались застигнутыми тревогой. Выключали свет, люди слышали странный шелест. «Это летают бабочки», – успокаивал я. Каждый раз мои слова вызывали недоумение. После отбоя воздушной тревоги зажигался свет, и на абажур пикировали гигантские бабочки».

Март 1942-го:
«Водопровод и канализация не работали. Мы опухали от голода, спали в зимних пальто. В городе не осталось ни голубей, ни собак, ни кошек. Несколько бабочек я расправил и сохранил в своей коллекции. Из 56 палочников выжил один. Он эвакуировался вместе со мной».