КСТАТИ

Нам удалось задать пару вопросов и режиссёру картины Бертрану Бонелло.

Ваш фильм вышел практически одновременно с другой картиной-биографией об Иве Сен-Лоране. Почему именно ваш был выдвинут на "Оскар"?

Фильм был выдвинут на премию "Оскар", потому что наш персонаж, несмотря на то что был французом, конечно, стал человеком мирового масштаба. Но о том, почему выбрали именно наш фильм, стоит спросить тех, кто выбирал.

Сложно ли вам было работать с Гаспаром Ульелем?

Очень легко! Гаспар склонен серьёзно задумываться над ролью, он всегда слушал все мои замечания и всегда делал то, что просили.

Чем важна была для вас роль Ива Сен-Лорана?

Это история, которая затрагивает меня лично. И, вообще, мне кажется, что любой актёр, когда читает сценарий, в первую очередь пытается установить какой-то контакт со своим персонажем.
Для меня в данном случае была важна связь роли с искусством, с творчеством, душевные муки главного героя, поиск постоянного вдохновения, а также его отношения с обществом, известностью и славой.

Все мы обращаем внимание на то, как одеваются люди вокруг нас. Что вы успели увидеть в России? Может, какие-то ошибки в стиле, которые вам, как французу, очевидны...

Безусловно, передо мной сегодня только прошло огромное количество людей – журналистов, которые брали интервью. И у всех абсолютно разная манера одеваться. Однако я не могу сказать, что я увидел сегодня какой-то чёткий московский стиль в одежде. Я думаю, что в крупных городах сейчас все одеваются примерно одинаково. Прекрасный пример того, что мода – глобальное
явление.

Сыграв дизайнера, не стали ли вы сами внимательнее относиться к своему внешнему виду?

Да нет. Скорее, я больше теперь знаю об этапах работы над коллекцией одежды, о том, какой она проходит путь от эскиза до готового наряда.

Вспоминая вашу роль молодого Ганнибала Лектера (картина "Ганнибал: Восхождение". – Прим. ред.), хочется спросить, что для вас было сложнее – сыграть сумасшедшего (Лектера) или гения (Ива Сен-Лорана)?

Они в некоторой степени оба сумасшедшие и оба гении. Но, безусловно, новая моя роль гораздо сложнее, потому что речь в картине идёт о том, кто реально существовал. Это гораздо более сложная и деликатная работа.

Насколько необычно и сложно для вас было играть человека с нетрадиционной сексуальной ориентацией? Как вы работали над ролью в этом аспекте?

Для меня это не было сложным, потому что первое правило настоящего актёра гласит: никогда не осуждайте своего героя и будьте с ним во всех его актах и жестах, в том числе в том, что касается его сексуальности. Выход на съёмочную площадку, конечно, стал для меня некоторым препятствием, через которое нужно было переступить. Ведь у меня должны были измениться пластика, голос. Но всё-таки всё, что касается сексуальных и обнажённых сцен, несмотря на мою скромность, не было сложным, потому как было обычным требованием роли.

Есть ли в вашем гардеробе вещь вне моды, которую вы готовы носить всегда?

Жаль, сегодня я их не надел. Это индийские браслеты. Мой отец, ещё когда я был маленьким, носил два таких – очень красивых, серебряных, с гравировкой. Они так мне нравились, и где-то пять лет назад папа сделал копию обоих в Париже и подарил мне. Сейчас, правда, мне пришлось сдать их в ремонт, но я никогда с ними не расстаюсь.

А есть какая-то вещь, которую вы, напротив, никогда не наденете?

Как бы необычно и удивительно ни звучало, но это кроссовки. Я практически не надеваю их. Разве что для занятий спортом – пробежки, например. Это не значит, что я не признаю, что кроссовки на ногах выглядят красиво. Просто мне почему-то важно чувствовать ногу на кожаной подошве с каблуком.