Факты

Как ещё пытают людей, захваченных украинскими войсками и СБУ

• Удушение. На голову надевают пакет или противогаз и перекрывают воздух, пока человек не теряет сознания. Вариант – утопление. На лицо кладут полотенце и через него льют воду. Человек задыхается, но не умирает.

• Избиение. Бьют палками, битами, арматурой, молотками, кувалдами, прикладами, цепями от бензопилы, гранатами и всем подряд. 

"Они делали из меня «неваляшку», то есть два человека заходят, бьют прикладами по голове. Один спереди, другой сзади, справа и слева, потом наносится удар ботинком в живот, и ты теряешь сознание" – это рассказ Юрия Новосельцева, включённый в доклад. Он не был ополченцем, просто на него кто-то донёс. "Они" – это арестовавшие его сотрудники Нацгвардии и СБУ.

Подобных откровений в докладе сотни. Люди, которые пережили плен, остались живы только потому, что их поменяли на пленных солдат армии Украины. Среди задержанных есть и те, кто воевал в рядах ополчения, и «сочувствующие», и совершенно мирные люди. Но пытки к ним применялись одинаковые.

"Потом сделали, как они назвали, "качели", – рассказывает в докладе пострадавший Игорь Лямин. – Это длинный ломик-шестигранник. Руки и ноги в наручниках, надеваются на ломик. Потом кружили меня этим ломиком, оставляли, и я висел на нём. Кости чуть не повылазили..." Его жену бойцы батальона «Днепр» пытали в соседней камере, сломали пальцы на ногах. От Игоря требовали подписать какие-то бумаги. Он подписал, хотя до сих пор не знает, что в них было написано.

Кто конкретно пытал, установить сложно. «Они» обычно скрывали свои лица и имена. Только позывные – «Алекс», «Альбина», «Макс», «Икс» и многие другие. Ополченец Владимир Ковальчук упомянул Надежду Савченко. Якобы слышал в СИЗО, что она, до того как оказалась за решёткой в России, не брезговала пытками – любила бить в пах.

– В Европе пока предпочитают не замечать настоящего пыточного конвейера, который организован на Украине, – сказал Metro директор ФИПД Максим Григорьев. – Я был на передаче пленных и видел, как наблюдатели ОБСЕ отворачивались, чтобы не замечать увечий тех, кого передаёт украинская сторона. Но ситуация будет меняться – слишком велик масштаб нарушений прав человека.