Цитата

«На планете нет плохих наций – все хорошие, нет плохих религий – все хорошие. Мы, люди, сами всё извращаем. Надо всем беречь планету».

Фёдор Конюхов
путешественник

Фёдор, с собой на шар вы брали православный крест и икону. У верующего человека есть преимущество перед атеистом в таком путешествии?

– Конечно, большое. Я буду выражаться простым народным языком: утопающий хватается за соломИнку. Когда я в своих экспедициях, а у меня их было 40–50, попадал в трудные ситуации, я хватался за свою соломИнку – тех святых, которым молюсь: Николаю Чудотворцу, Феодору Стратилату, самому богу Иисусу Христу. Когда сам уже на пределе, только их силы мне помогают. Моей силы не хватит, вы же знаете, у меня нет ни мышц больших, ни ума большого, ни образования сверх какого-то – я обычный человек. А то, что я сделал, думаю, невозможно сделать человеку. Любите вы Фёдора Конюхова или не любите, но на земном шаре нет человека, который превзошёл бы меня по количеству путешествий. Да, кто-то на яхте ходил, но он же не поднимался на Эверест. Кто-то все вершины покорил, но он же не был на Северном полюсе. И я понимаю, что это не мои заслуги, а благодаря молитвам святым.   

В вашей книге «Сила веры» выделена цитата: «Бог ниспосылает мне, грешному, только те испытания, которые я могу вынести. То, что происходит со мной сейчас, совсем не страшно, потому что смерти рядом нет – она, должно быть, осталась за кормой лодки». В этот раз вам было страшно? Если да, то в чём отличие между 160 днями в океане, которые описываются в книге, и 11 днями в небе на шаре?

– Раньше я никогда не говорил, что сложнее: дойти до Северного полюса или пойти на яхте вокруг света. Я не хочу обижать полюса и Эверест, потому что все сложные. Но эта экспедиция на шаре была самой сложной. Казалось бы, 11 дней – это недолго, но здесь всё было так динамично и спрессованно в короткий срок, что каждая секунда была опасной, напряжённой.
Сейчас у меня три задачи: погрузиться в Марианскую впадину, подняться в стратосферу и трижды обойти на яхте вокруг света без остановок. Я уже понимаю, что они будут лёгкими и менее рискованными, чем то, что я сделал сейчас.

В одном интервью вы сказали: «Бессмысленный риск экстремального спорта – грех, потому что нельзя подвергать свою жизнь опасности просто так, из удовольствия». А ваш риск обоснованный и небессмысленный? Ради чего он?

– Бог создал человека по образу и подобию своему. Человек должен идти к разгадке тайны божественного. Я хочу продлить планку человеческих возможностей. Как говорил Леонардо да Винчи, человек не может об этом мыслить, если это невозможно. Если человек замыслил полететь на Луну, то дальше только дело техники. Пускай я не полечу на Марс, поскольку по возрасту уже не прохожу, но понимаю, что человеку это удастся в ближайшее время. Мы даже отстаём – мы уже должны были там быть. Главное – призвание и желание. Надо верить в свою судьбу.

Вот вы верите в свою судьбу, называете себя в книге фаталистом. Какова ваша судьба? Как считаете, удастся совершить всё задуманное?

– Если я созрею. Вот я договор по батискафу подписал ещё в 1997 году, и мы всё идём к нему. Если мне отказывают спонсоры, то я не обижаюсь – значит, не убедил, не созрел. Сейчас в меня поверила строительная компания «Мортон», потому что время пришло, я убедил их и они поверили.

Технический вопрос. Вам приходилось постоянно дышать кислородом, воздуха не хватало. Были ли у вас от этого головокружения или галлюцинации?

– Нет. Но к основному кислородному баллону, рассчитанному на 21 день, я прихватил маленький, на два часа его хватит. Когда у основного замёрзли трубки и я начал терять сознание, то быстро достал маленький – он меня спас. У меня даже в голове круги синие начались тогда.

Какое место из шара вам показалось самым красивым?

– Когда я пролетал над Чили, где яхт-клуб, откуда я раньше выходил, над Уругваем, где жена мне купила мою любимую фуражку, – вот те места особенные. Но на нашей планете нет некрасивых мест – все места красивые.