Цитата
Евгения Васильева:

«На нас всех давили, чтобы мы дали показания против Сердюкова!»
 

Обвиняемая появилась в зале суда в сопровождении адвокатов и подруг, проходящих по тому же делу, Екатерины Сметановой и Ларисы Егориной. Подружки вели себя расслабленно, всё заседание перешёптывались и хихикали.

Одним из допрошенных стал бывший подчинённый Васильевой Дмитрий Митяев, уже отбывший срок и выплативший штраф за покушение на мошенничество с имуществом Минобороны.

– Вас избивали с целью получить показания против меня и Сердюкова? – поспешила с расспросами обвиняемая.

– Нет.

– А за чё избивали?

Судья прервала допрос и попросила сперва объяснить, каким образом Митяев связан с делом. Тот рассказал, как пришёл на собеседование в компанию, где впоследствии занимался оформлением сделок по продаже земли, принадлежащей Министерству обороны:

– Мне предложили должность, которая меня не устраивала, я отказался, уже закрывал дверь и меня остановили: «Ладно, будешь начальником отдела». И лучше бы я ушёл.

Сторона обвинения напомнила свидетелю о его показаниях 2012 года, в которых сказано, что он, стоя под дверью кабинета Васильевой, слышал, как она отдаёт подчинённым незаконные указания.

– Я отказался от этих показаний, я был под давлением, – ответил он. – Мне говорили: «Всё, спёкся ваш министр!» И что сын будет взрослый, когда из тюрьмы выйду. Борис Колесников надиктовал показания.

– Конечно, нам всем так говорили! – встала с места Васильева. – Банда Сугробова организовала это дело! Лучше возбудите уголовное дело на то, что Колесников выбросился из окна. Это относится к причинам нашего дела!

Напомним, генералы Колесников и Сугробов, а также несколько их коллег обвинялись в провокациях взяток чиновникам. Первый покончил с собой во время допроса.

Инцидент
Во время заседания в зал суда вошла женщина...

Сначала она шёпотом объяснялась с приставом, а тот показывал ей место, куда можно присесть. Затем, увидев Евгению Васильеву, она закричала: «А! Я по поводу вопроса, когда мы вас уже закроем и я вас буду навещать?!» Пристав тут же выставил её за дверь, в зале повисла тишина, а затем раздались смешки.