Стрельба в гей-клубе Pulse в Орландо (штат Флорида) произошла около двух часов ночи в воскресенье, когда внутри находились 320 человек. Преступник Омар Матин сначала открыл огонь у входа в заведение. Охранник, дежуривший у входа, выстрелил в ответ, после чего Матин забежал внутрь. Глава полиции Орландо Джон Мин позже рассказал, что посетители клуба фактически оказались в заложниках.

Около 2 часов 10 минут на странице гей-клуба в Facebook появилось сообщение: «Выбирайтесь из Pulse и убегайте». Одни посетители пытались выбежать через забор во внутреннем дворе, другие спрятались в туалетах. Позже по Сети разлетелись сообщения одного из заложников, который писал матери и просил вызвать полицию. «Я люблю тебя», «Позвони в полицию», «Я скоро умру», – такие сообщение отправлял матери 30-летний Эдди Джастис до самой смерти.

В клубе Омар в упор расстреливал людей. По словам местного диджея, ему сперва показалось, что в зале кто-то взрывает петарды, и он даже немного приглушил звук, чтобы прислушаться.
Только около пяти утра группа спецназа начала штурмовать клуб. Силовики выбили дверь клуба бронемашиной. Матин открыл по ним огонь, один из полицейских получил несерьёзное ранение в голову – его спас шлем. В перестрелке спецназовцы застрелили террориста.

Омар Матин был вооружён винтовкой AR-15 и пистолетом. Примечательно, что оружие он легально купил в течение 12 дней до совершения теракта.

– Этот тип оружия также использовался в нескольких других атаках в США, в том числе во время стрельбы в колледже в Орегоне, кинотеатре в Колорадо, а также в ходе нападения на школьников в Коннектикуте (тогда погибло 20 детей), – рассказывает Metro Алехандро Бьютел, специалист по вопросам экстремизма в Университете Мэрилэнда. – Дело в том, что согласно Национальной Стрелковой Ассоциации, выступающей за право ношения оружия, именно во Флориде гражданин не обязан обладать лицензией при приобретении ружья, обреза или пистолета.

Уже после теракта ответственность за него на себя взяла запрещённая в России группировка «Исламское государство» (ИГ), сообщает Reuters со ссылкой на информационное агентство боевиков Amaq.

– Не исключено, что на Матина могли воздействовать боевики ИГ, но они могли и просто пост-фактум взять на себя ответственность, кто теперь сможет проверить? – говорит Metro Игорь Карпов, специалист в области психологии терроризма. – Тут стоит обратить внимание на другое. Люди, окружавшие Матина, психологи той компании, в которой он работал, просто не досмотрели. Они должны были тщательнее проверять его. Он скрытый психопат, вымещал свою агрессию на супруге. Всё это время он очень хорошо маскировался, и даже сотрудники ФБР этого не заметили.

Досье

29-летний Омар Матин родился в Нью-Йорке в семье выходцев из Афганистана. Washington Post сообщала, что его отец Седдик Мир Матин симпатизировал «Талибану» (запрещённая в РФ группировка).
Окончив колледж в штате Флорида и получив два диплома, в 2007 году Омар устроился на работу в транснациональное охранное предприятие G4S. Некоторые коллеги Матина рассказывали, что тот не скрывал своей гомофобии и порой выступал с резкими заявлениями, пишет New York Times. Другие утверждают, что конфликтов с коллегами, некоторые из которых были открытыми геями, у Матина не было.
В 2009 году он женился на уроженке Узбекистана Ситоре Юсуфий (познакомились по интернету). Спустя четыре месяца они расстались, а в 2011-м развелись. «Он не был стабильным человеком, – рассказала она газете Washington Post. – Он мог прийти домой и начать меня избивать, потому что вещи не постираны, или ещё что-нибудь не так».
В 2013 и 2014 годах Матина дважды допрашивали сотрудники ФБР. В первом случае он якобы заявлял коллегам, что связан с запрещённой в РФ группировкой «Исламское государство». Во втором – с ним беседовали относительно возможной связи с Монером Мохаммадом Абу-Салхой. Весомых доказательств не нашлось, дела закрыли. metro