Жан Боберо - французский историк, специалист в области социологии религий и основатель социологии атеизма. Он является соавтором международной декларации секуляризации (позиция, согласно которой религиозные вопросы и взгляды не должны иметь места при решении внерелигиозных проблем, прим. ред.) Этот документ был подписан 250 учёными из 30 стран мира.  

Редакция Metro побеседовала с французским историком и социологом Жаном Боберо о том, почему действие нескольких человек, которые организовали атаку на редакцию журнала Charlie Hedbo, не должно вызывать ненависть к остальным 5 миллионам мусульман, живущих во Франции.

- Действительно ли нападение во Франции на редакцию Чарли Хебдо является отражением особо сложной ситуации с исламом?
- Не больше, чем в любой другой Западной стране. Международный политический контекст сейчас во всём мире очень напряжённый. Тем более что ИГИЛ пытается убедить своих последователей напасть на граждан из Франции и США. К сожалению, эти трагические события показывают, что во Франции присутствуют религиозные фанатики, которые подвержены влияниям международных террористических организаций. Но давайте не будем забывать, что нападавших было всего двое, а большинство представителей мусульманского сообщества выразили свое строгое неодобрение их действий. Тем не менее, работая в одиночку, они представляют серьёзную опасность для общества, поскольку их сложно отследить.

- Как бы вы объяснили растущее число молодых французов, которые отправляются на джихад в Сирию или даже проходят его на французской земле?
- Напряжённая политическая обстановка и рост желающих отправиться на джихад связаны, но не стоит ударяться в неправильные трактовки. Дело в том, что многие молодые люди, которые летят в Сирию получить военную подготовку, часто преследуют свою утопическую мечту о новой жизни. Часто это люди, которые находятся на отшибе общества и чувствуют себя жертвами дискриминации. Многии из них даже не являются арабами по происхождению, но становятся мусульманами и принимают его экстремистскую идеологию. Их новое положение даёт таким людям ощущение причастности к чему, они становятся частью целого. Однако при столкновении с жестокостью джихада, многие решают вернуться в родное лоно, понимая, что это не для них. Те же, кто решает остаться тоже в большинстве случае не готовы совершать убийства или нападения.

- Как вы думаете, Франция снисходительна к религиозным радикалам?
- Нет, потому что мы не должны заставлять их чувствовать себя покинутыми обществом жертвами. Некоторые люди воспринимают их религию как чересчур радикальную. Об этом можно долго спорить, но нужно понимать, что они не представляют угрозы для национальной безопасности. Мы должны создавать общество, в котором сможем уживаться все вместе, а исключать необходимо лишь насилие. Нам нужна демократия, которая борется против терроризма силами полиции, средств массовой информации, но также и с помощью суровой критики, как это сейчас делают люди во Франции, безотносительно своих религиозных предубеждений.

- Что необходимо предпринять, чтобы избежать радикализации, которая имеет место во французских гетто или тюрьмах?
- Французские тюрьмы действительно представляют большую проблему. Во-первых, они сильно переполнены, и ЕСПЧ часто обращает на это внимание. Некоторые воспринимают тюрьмы как пятизвёздочные отели, что абсолютно неверно. На самом деле, все граждане извлекли бы выгоду, если бы условия содержания в них были лучше: штат сотрудников, которые присматривают за заключёнными был бы больше. Поскольку никто не захочет создавать такие условия, при которых заключённые обращались бы к религиозному радикализму.

- В своём новом романе "Подчинение" писатель Мишель Уэльбек предполагает, что в 2022 во Францией будет править мусульманская партия. Как вы думаете, возможно ли это?
- Я еще не прочитал эту книгу, но довольно многое слышал о ней (события этой недели, связанные с редакцией Charlie Hebdo, фактически являются отражением написанного в романе, – прим. ред.). Несмотря на значительное количество мусульман, проживающих на территории Франции, в стране не существует мусульманской партии. И исходя из того что я знаю, в романе описано, как мусульманская партия одержала победу на выборах, опередив партию Марин ле Пен (партию “Национальный фронт”, французская крайне правая партия). В реальном мире на данный момент партии Ле Пен получает более 20%голосов избирателей. Таким образом, я думаю, что Национальный фронт и дальше будет одерживать победу.