Аркадий Иванов

Аркадий Иванов

предоставлено Аркадием Ивановым

Фото:

Министр природных ресурсов республики Бурятия Александр Лбов заявил о том, что 30 тысяч жителей региона могут остаться без света из-за обмельчания Байкала. Он также отметил, что подобная ситуация возникла из-за гидроэлектростанции (ГЭС), которая принадлежит “Иркутскэнерго”, чья работа и приводит к падению уровня воды в озере. Metro пообщалось с руководителем байкальской программы Greenpeace России Аркадием Ивановым, который объяснил, почему уровень воды в Байкале понизился и какие угрозы на сегодняшний день являются для Байкала самыми актуальными.

Насколько верна информация о вреде ГЭС для Байкала?


Когда создали Иркутскую ГЭС, уровень воды в Байкале вырос на один метр. Это был колоссальный стресс для экосистемы озера, которая перестраивалась под новые условия в течение 60 лет. ГЭС может влиять и на разрушение берегов, нерест рыб. Конкретно сейчас, по сообщениям местных жителей, мелеют причалы, нет воды в колодцах, горят торфяники. Виноваты в этом, в первую очередь, энергетики. Хотя нельзя сбрасывать со счетов и то, что была засуха, которая не позволила наполнить Байкал.

ОАО "Икутскэнерго" – принадлежит ОАО «ЕвроСибЭнерго», дочерней компании  En+ Group Олега Дерипаски, и энергетической компании ОАО «Интер РАО», акциями которой управляют, в том числе, Игорь Сечин и Борис Ковальчук

Что касается обмеления озера – оно никогда не наступит. Если это случится, мы к тому времени все умрём. Ну а чтобы подобного понижения уровня воды в озере не проходило в дальнейшем, необходимо развивать систему мониторинга, чтобы не ставить энергетиков в трудную ситуацию.

Какие ключевые угрозы Байкалу существуют на сегодняшний день помимо ГЭС?

Первая проблема – изменение законодательства в худшую сторону. В законе о Байкале есть два главных запрета: на перевод лесов, которые являются защитными и на сплошные вырубки. Их постоянно стараются отменить, но мы с этим боремся. Помимо этого закона есть перечень запрещённых видов деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Есть желание этот перечень менять. Хотя с последними предложенными изменениями мы согласны.

Вторая проблема – потенциальная, но очень серьёзная. Это наличие лицензии на разработку Холоднинского месторождения полиметаллических руд [принадлежит корпорации "Металлы Восточной Сибири" (управляющая компания горнорудного бизнеса ГК "Метрополь"] на севере Байкала. Месторождение не разрабатывается, но если возобновится, ущерб для озера будет колоссальным. Считаю, что эту лицензию необходимо аннулировать.

Третья проблема – это закрывшийся БЦБК [ Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат]. Казалось бы, странно, что он закрылся, а проблема есть. Но несмотря на то, что по по факту он сейчас не загрязняет озеро, на его территории хранится 6,5 миллионов тонн накопленных отходов, которые лежат на берегу и пока не утилизированы. Возможно, утилизация начнётся в этом году.

Четвертая проблема – планы по строительству водохранилищ на реке Селенге в Монголии. Это большой проект, направленные на развитие автономности Монголии. В рамках развития энергетики на основной реке – Селенге, будут строится водохранилища, и это может серьёзно поменять на ситуацию с Байкалом. Как именно – пока не рассчитано, соответствующих исследований не проводилось.