реклама
19 декабря 2016

Дольф Лундгрен: В обычной жизни я нежный

Он также рассказал про свой самый безумный романтический поступок



 Актёр Дольф Лундгрен

Актёр Дольф Лундгрен

Getty

Фото:

Брутальный швед, исполнитель роли самого известного врага Рокки Ивана Драго, приехал в Москву на фестиваль Wargaming Fest.  Репортёр Metro встретился со знаменитым Дольфом, чтобы поговорить о его увлечении историей Красной армии, суровых шведских феминистках и романтической натуре, которая кроется за мускулистым двухметровым телом.

Как вам Москва?

Я был в Москве 9 лет назад, и ощущение, что с тех пор город обновился. В этот раз я собираюсь встретиться с друзьями и показать город моему товарищу из Лос-Анджелеса, который никогда здесь не был.

Что собираетесь ему показать?

Красную площадь, конечно. Думаю, после этого мы пройдёмся по магазинам, присмотрим рождественские подарки друзьям и семье. Кроме того, мы собираемся сходить в баню. В Сандуны.

Вы приехали на конвент, посвящённый компьютерной игре, а сами играете?

На самом деле World of Tanks – это первая компьютерная игра, в которую я играл. Я даже в «Пакмана» не играл в 80-х. Я вообще терпеть не мог видеоигры, не знаю почему. А здесь понравилось – я вообще люблю танки – правда, получается у меня пока не очень. 

Многие ваши персонажи были русскими. А что ещё вас связывает с нашей страной?

В первую очередь мой отец. Он офицер, служил в шведской армии, и он очень интересовался Красной армией, советской тактикой и русскими военачальниками – Жуковым, Рокоссовским, Коневым. И когда я был маленьким, лет 12 мне было, он много рассказывал мне о них, и в итоге я тоже заинтересовался военной историей.

Когда вы сыграли Ивана Драго и других злодеев из СССР, не обидно было, что люди на улице воспринимали вас как этих героев? 

Ну, это доказывало, что я отлично справился со своей работой как актёр! В США тогда очень активно продвигали образ СССР как врага, и мне приходилось с этим мириться. Правда, сейчас люди уже знают меня как меня, как Дольфа, и отделяют меня от моих персонажей. Недавно я сыграл русского в сериале «Стрела», и, по-моему, получилось здорово. Русские персонажи очень колоритные, их можно сделать одновременно очаровательными и опасными. Это примерно как играть итальянского гангстера.

Вы когда-нибудь пробовали играть нежного, романтического героя?

Я в этом не преуспел. Ты же знаешь, я в основном играю таких суровых парней в боевиках. Может быть, это потому, что я в жизни нежный и романтичный. Я не люблю драться, не люблю влипать в неприятности, и поэтому мне интересно играть свою противоположность в кино.

А что такого романтичного, чувственного вы делаете в обычной жизни?

О, я очень люблю покупать подарки, например, дарить женщинам цветы. Мне нравится заботиться о женщинах, которые меня окружают, быть милым, водить в рестораны, баловать и относиться к людям с вниманием и заботой.

Какой был ваш самый безумный романтический поступок?

О господи... Даже не знаю... Хотя был один случай с моей бывшей девушкой Грейс Джонс. Я тогда учился в Австралии, у меня был перерыв на неделю. Я рванул из Сиднея в Лос-Анджелес, из Лос-Анджелеса в Майами, оттуда на Багамы, чтобы провести с ней буквально два дня, и потом летел обратно.

Сейчас в США и Швеции очень популярна тема феминизма. Не нападали ли на вас радикальные феминистки с обвинениями, что вы как-то не так обращаетесь с женщинами?

Не то чтобы это происходило очень часто... Я стараюсь быть милым с женщинами. В Швеции действительно много феминисток, но, когда они с тобой начинают жёстко разговаривать, а ты жёстко им отвечаешь, они пугаются. Но чаще всего я стараюсь не развивать конфликт.

Понимаешь, Швеция – это та страна, которая не участвовала в войнах больше двухсот лет, и у мужчин не было возможности показать себя. Потому что, если приходит враг, который насилует твоих женщин и сжигает твои города, кто будет им противостоять? Точно не женщины. Даже если они захотят, они просто не созданы для этого, не для того, чтобы биться с врагом в  минус 40 под Сталинградом. Они могут помогать, но в убийствах они не так хороши. Мне кажется, что женщины в Швеции недооценивают мужчин, потому что по-настоящему в них никогда не нуждались. Мужчины им не нужны. Но при этом всё равно остаются женщины, которые хотят, чтобы их спас сильный мужчина, защищал их, заботился о них, чтобы они ни о чём не беспокоились. 

А дочек вы какими воспитываете – принцессами, которые ждут своего рыцаря или сильными женщинами, которым не нужен защитник?

Мне кажется, они совмещают в себе и то и другое. Они росли в таких тепличных условиях, под надёжной защитой, я из очень опекал. Они не сталкивались с теми ситуациями, которые я переживал в моём детстве, когда меня били мои одноклассники, мне приходилось работать по дому, стричь газон и если у меня получалось плохо, я получал оплеуху – у них этого не было, конечно. Это сделала меня сильнее, но в отличии от меня они получили гораздо больше любви. Им не хватает уверенности, так что сейчас я пытаюсь дать им возможность набить шишки и выпускаю их полетать самим. Я беру себя в руки и стараюсь не помогать им, даю возможность самим сделать ошибки. 

Цитата

Актёр, сценарист, продюсер  Дольф Лундгрен

«Есть две стороны у мужественности. Первая – это власть, ты должен брать на себя решения, даже если это сложные решения. А вторая – это признавать свои ошибки и уметь говорить «прости меня».

 

.

Последние новости

Самое популярное

Галереи и видео

реклама

Последние новости

реклама

Мы Вконтакте

Мы в Facebook

Новости партнеров

Loading...
реклама