Семья и карьера Роуэна Аткинсона:

Роуэн Аткинсон родился 6 января 1955 года в графстве Дарем.

• В школе учился вместе с будущим премьер-министром Англии Тони Блэром.

• У Аткинсона парк дорогих авто. Среди которых Aston Martin, Bugatti Veyron и Jaguar 1952 года выпуска.

•    Женат на гримёрше Санэтре Сэстри. Свадьбу отмечали в ресторане «Русская чайная».

Господин Аткинсон, что нового происходит в жизни Мистера Бина?
Не так давно мы сняли новый эпизод мультфильма про Мистера Бина, он будет готов к концу этого года. Что интересно, герой разговаривает гораздо больше, чем раньше, и мне это доставляет удовольствие. Создаётся впечатление, что перед нами не новый, но эволюционировавший Мистер Бин.  

А как вообще родился этот персонаж?
Он начался с очень простой идеи моего друга – сценариста Ричарда Кёртиса. Ричард предложил показать человека, который постоянно везде засыпает. Мы развили эту идею и нарисовали скетч. Это были наброски эпизода «Мистер Бин в церкви», когда он заснул на коленях у человека, сидевшего рядом. Если коротко, то Мистер Бин – это человек, которым я стал, когда мне не позволили говорить. Когда он говорил много – например, в конце первого фильма  у него был длинный  монолог, – это вызывало споры в нашей команде. Мы не были уверены, что можем позволить ему быть таким болтливым.

Насколько вы с ним похожи?
Сложно сказать. Он, конечно, не часть меня. Вероятно, он является моим отражением, когда мне было лет 9–10. Ведь Мистер Бин на самом деле в душе ребёнок.

Вы пару раз были в России. Расскажите о впечатлениях.
Первый раз я был в Москве в 1991-м. Мы снимали рекламный ролик. Тогда мне особенно запомнились две вещи: было очень холодно, и меня поразило, каким высоким навыком вождения по снегу обладают русские автомобилисты. Со съёмки, которая проходила за городом, меня вёз водитель на огромном лимузине ЗИЛ (машина, популярная в России в начале 90-х. – Прим. ред.) с невероятной скоростью. И то, как он управлял этой махиной без какого-либо сцепления с дорогой, это было действительно впечатляюще. Мне понравилось.

Недавно вы появились на экранах в образе незадачливого кунгфуиста. Восточные единоборства – ваше новое увлечение?
Я никогда не занимался ни кунг-фу, ни какими-либо другими боевыми искусствами. От природы я довольно гибкий и атлетически сложён, но спорт – это не моё. Так было всегда, и так, я подозреваю, будет дальше. На уроках физкультуры я числился среди худших учеников, а больше всего  не любил командные игры. Мне кажется, это некоторый психологический барьер: я не понимаю, что значит разделять общую цель с другими членами команды.

Но Джонни Инглиш тоже достаточно спортивен...
Да, мне приходилось тренировать разные боевые приёмы для съёмок в фильме «Агент Джонни Инглиш: Перезагрузка» в 2011 году. Мне хорошо давались высокие удары ногами. Но это, пожалуй, был апогей моих спортивных способностей. Однако самое ужасное даже не боевые приёмы. Во время съёмок в рекламе Snickers мы перепрыгивали с крыши на крышу. Это было так страшно! Я вообще не люблю высоту. Помню, во время съёмок первой части фильма «Агент Джонни Инглиш» мне нужно было спикировать на верёвке вниз с 25-метровой высоты и схватить корону с головы Джона Малковича. И мне пришлось повторить это раз двадцать! И каждый раз, поднимаясь наверх, я думал: «Боже, зачем я это делаю? Это ведь не самый лучший способ уйти из жизни».

Вы настолько боитесь высоты и согласились бегать по крышам?
Это было для меня настоящим испытанием. Как только я поднимаюсь над землёй хотя бы на два метра, начинаю нервничать. Поэтому, прыгая с крыши на крышу, я старался собраться и  успокоиться. При этом я повторял себе: «Ты работаешь с профессионалами, тебя страхуют ответственные люди, которые делали это сотни раз и прекрасно знают свою работу». И в итоге я выжил. Я выжил! (Смеётся.)

Вы сами любите смотреть комедии? Что предпочитаете – классику или современные?
Я очень люблю работы французского комика Жака Тати. Мало кто его знает, но он снимал очень смешные комедии в 1940–1960-х годах и стал значимой персоной для жанра кинокомедии. Конечно, я восхищаюсь такими культовыми актёрами, как Чарли Чаплин, Бастер Китон, Гарольд Ллойд, Стэн Лорел. Но именно Жак Тати вдохновил меня. Его работы помогли мне понять, что визуальная комедия – это именно то, в чём я хотел бы добиться успеха.

В реальной жизни вы тоже немного комик?
Нет, в жизни я серьёзный и даже слегка занудный человек. В отношении к работе я, к сожалению, перфекционист. Когда смотрю фильмы или телешоу, которые сам сделал, я не смеюсь, а вечно говорю себе: «Всё неправильно, всё не так».

Вам вообще никакие фильмы с собой не нравятся?
Иногда оказывается полезным отложить просмотр на попозже. Например, недавно я летел в самолёте – и мне выпала возможность пересмотреть «Чёрную гадюку», которую мы снимали уже больше 20 лет назад. Я смотрел и думал: «А что? Всё отлично!» Наверное,  уже я забыл все ошибки и сложности создания этой работы. И я просто посмотрел хорошее кино – как нормальный человек. То есть я могу наслаждаться своими фильмами. Но для этого должно было пройти столько времени…