Поедем работать на шахту

- Мы бежали из Горловки. Когда украинские войска захватили Славянск, поняли, что следующими будем мы. Границу с Ростовом блокировали украинцы, и мы приняли решение ехать в сторону Крыма. Наняли автобус. Ехали через разбомбленную Семеновку. В Славянске проезжали через лужи крови, засыпанные песком. Пробились через 13 украинских блокпостов. Говорили, что едем навестить родственников и старались не показывать, как нам страшно… Уже в поезде, на границе с Крымом, украинские пограничники спросили: «Убегаете?» «Нет, в гости едем,» - ответили мы. «Назад вы уже не вернетесь,» - предупредили нас. Мы и так знали, что не вернемся. Нам просто некуда. У нас шахтерская семья. Когда оформим документы, скорее всего, поедем в Сибирь, будем устраиваться на работу по специальности.

Марина, 38 лет, жительница шахтерского поселка Горловка

В Петербург спецрейсом МЧС с востока Украины прибыли 100 человек. Людей разместили в центрах временного проживания в Кировском и Красносельском районах города.

Супруги Ольга и Виталий вместе с двумя детьми занимают одну комнату в общежитии, что в Охотничьем переулке.

- Не думали, что нас Россия так хорошо примет, - рассказывает Ольга. – И расселили отлично, и кормят хорошо. Спасибо всем, кто о нас так заботится.

Ольга и Виталий – из Луганска. Когда город начали бомбить, они собрали самое необходимое и вместе с детьми отправились в сторону границы с Крымом.

- Конечно, Ростовская область к нам намного ближе, но дорога обстреливалась, рисковать своей семьей я просто не имею права, - говорит Виталий. – У старшей дочери Маши внутричерепное давление. Когда в Луганске стрелять и бомбить, ей тут же становилось плохо… Сначала думал отвезти семью в безопасное место, а потом вернуться. Но как я оставлю их одних? В Крыму жили в лагере для переселенцев, нам предложили лететь в Петербург. Теперь мы здесь.

Виталий – каменщик по профессии, всю жизнь занимался строительством домов, Ольга – повар-технолог.

- Когда оформим документы и получим временное убежище, будем устраиваться на работу, - продолжает Виталий. – Старшую дочь Машу надо отдавать в школу, младшую Ксюшу – в детский сад. Придется начинать жизнь с чистого листа. Жаль, что не уговорить мою маму переехать из Луганска. Созваниваемся с ней каждый день. Она рассказывает, что уже страшно выходить на огород, все время бомбят. Различает, из каких орудий стреляют. По городу постоянно ездят «грады» и танки, прямо как общественный транспорт. Страшно за нее. Но оставлять родной дом мама не хочет ни в какую…

Все пассажиры спецрейса МЧС Симферополь – Петербург знакомы друг с другом, вместе жили в крымском лагере для переселенцев. Приехали на полуостров, потому что дороги к пограничным пунктам с Ростовской и Белгородской областью оказались смертельно опасными.

В Петербурге всех прибывших с Восточной Украины обеспечивают временным жильем и горячим питанием, подвозят гуманитарную помощь. Многие из переселенцев намерены искать работу в Ленинградской области или других регионах России.