«Даму Пик» можно назвать нашим ответом «Чёрному лебедю» Даррена Аронофски. Хотя у Лунгина получился фильм более театральный по форме, в котором черты характеров главных героев доведены до предела.

Как вы видите свою героиню? Она отрицательный герой или несчастная женщина? 

Мне кажется, что она не какая-то конкретная, реально существующая женщина, а скорее, такая функция провокации и соблазна. В этой истории она провоцирует главного героя и управляет всем тем, что с ним происходит. И это же она делает со всеми другими персонажами. Потому что, как мне кажется, она питается энергией людей. 

В этой картине главный герой – амбициозный юноша, который твёрдо идёт к своей цели, что по современным меркам хорошо. Но в чём, по вашему мнению, его беда? Почему все его стремления оборачиваются трагедией? 

Во-первых, он очень хорошо ловится на соблазн. А дальше, когда душа с такой охотой следует за соблазном, она попадает в очень опасное пространство. Он хочет получить всё и сразу, и ему всегда будет мало. Просто поймать судьбу, каким-то мистическим образом схватить её и получить всё, чего ты хочешь. В желании быть богатым и успешным нет ничего плохого, если твои амбиции заставляют тебя работать всё больше и всё лучше. Но Герман в нашем фильме идёт по головам, предаёт и использует людей.

В фильме ваша героиня – оперная дива – повсюду возит с собой двойников-манекенов, одетых в сценические костюмы её знаменитых ролей. Когда впервые увидели своих двойников, не испугались?

Временами это было не слишком приятно, когда, скажем, их разбивали и топтали, но по большей части это всё равно было весело. Сначала головы лежали в ряд в коробках, и все о них спотыкались. Потом эти манекены голые стояли на улице, их там одевали, украшали. Смотреть, как шесть странных тел с твоей головой стоят во дворе и их кто-то подпиливает, подкрашивает... Ну, это было комично, а не страшно.

А вы какие-то вещи, связанные с вашими ролями, храните? Считаете их своими талисманами?

Нет, такого нет. Мне иногда остаются от персонажа какие-то ботинки, шарф, я это ещё какое-то время ношу, и мне эти вещи напоминают о картине. Но у меня нет коллекции, которая, кстати сказать, действительно была  у Галины Павловны Вишневской. В её доме есть комната, где собраны все костюмы, ею же придуманные, она играла только в них и очень на этом настаивала. И все эти костюмы представлены там действительно на манекенах, только без головы с её лицом. За каждым из этих манекенов висит ростовой портрет Вишневской в этой роли, то есть эта такая комната-музей. А у меня нет оснований относиться к себе столь серьёзно. (Со смехом.)

Вы азартный человек. Доводилось в казино ставить – тройка, семёрка, туз?

Я очень азартный человек, но это не имеет отношения к казино. Меня останавливает то, что я понимаю, где нужны деньги, как ими можно помочь и спасти кому-то жизнь. Я не вижу никакого смысла так потратить деньги, не могу через это переступить. Хотя я могу понять, что, войдя в раж игры, уже трудно остановиться. Но я пытаюсь применить свой азарт в работе, в вопросах, которые меня волнуют и интересуют.

В фильме есть любопытный момент, когда вы приходите домой к директору театра, у него там много наград. Я обратила внимание, что там были две статуэтки «Золотого орла», совсем как у вас. Это ваши?

Это снималось на даче у Павла Семёновича Лунгина, так что это всё его награды. 

А вы свои где храните? 

Мои награды стоят на шкафу в квартире у родителей.

То есть это больше их гордость? 

Да, думаю, что родителям важны и приятны достижения детей.

У вас уже был вокальный опыт в «Юрьевом дне». Здесь долго до съёмок пришлось работать, чтобы убедительно показать звезду оперы?

Что-то, конечно, пригодилось, но я жалею, что у меня не было возможности долго и всерьёз заниматься, как это, к примеру, до съёмок делал Иван Янковский. Я влетела в эти съёмки практически сразу после предыдущих. Я всегда переживаю, если период подготовки пропадает, он очень важен. Это непростая задача – подобрать голос так, чтобы он совпадал с актёром, подходил ему по тембру, интонации и темпераменту. А потом начинается другая работа – попасть в уже готовую запись не только чисто технически, но и эмоционально.

Здесь вы хоть и условно, но сыграли старуху. А как смотрите на роли возрастных женщин? Как отнесётесь, если предложат сыграть пожилую даму?

Знаете, я ещё в институте на последнем курсе играла Маму Утку. Это была моя первая роль. И как-то так и пошло. Я всегда играла женщин старше себя. В 25 лет я играла мам достаточно взрослых детей и так далее и тому подобное. Не знаю, может, это материнство во мне так проявляется или что-то ещё... Я привыкла к этому с юности, мне никогда не предлагали сыграть Джульетту. Сейчас, например, я играю маму Данилы Козловского в «Гамлете» (постановка Льва Додина. – Прим. ред.), и как-то, знаете, нормально. (Смеётся.) И бабушку с удовольствием сыграю, если роль будет интересной. Меня не пугают возрастные роли, скорее наоборот. 

Metro узнало, как Иван Янковский готовился к роли оперного певца

•    «Я готовился два месяца до съёмок, занимался с педагогами Большого театра, в частности с Дмитрием Юрьевичем Вдовиным – великим педагогом по вокалу. Я всё заучивал, скупил на «Горбушке» диски с выступлениями Владимира Атлантова, Пласидо Доминго. Забил свою машину музыкой Чайковского, учил арии, пел в машине, на светофорах, пел дома, пел в любом месте, где находился. В наушниках у меня была «Пиковая дама», и я заучивал всё до малейших подробностей. Я понимал, что потом наложат голос профессионального тенора, но мне нужно было под фонограмму спеть и во всё попасть. Я работал по постановке голоса, по выбросу звука, по работе челюсти, по спине, по осанке – по всему».