Цитата

"Возвращаясь к нам, замечу: совсем недавно, с неделю назад, в святая святых чистоты – метро – я увидел знакомые знаки и похолодел. Но тут же, оттесняя меня, появился развесёлый рабочий с ведром и тряпкой и на мою необоснованную панику высказался в стиле незабвенного сыщика Жеглова".

Илья Бояшов, писатель, историк

Первый (пожалуй, самый явный) признак кризиса – не лопающиеся с треском коммерческие банки, не длинные хлебные очереди, не митинги «пустых кастрюль»... Конечно же, нет! Всё это вторично. Граффити!

Помню Прагу начала двухтысячных, как раз после наводнения – целые районы, изрисованные настолько зло, что у меня слёзы на глаза навернулись.

В Чехии был кризис, и граффити на всех стенах кричали о нём (банки, «пустые кастрюли» – уже потом, потом).

Бухарест 2012-го, казалось бы, центр, благополучные кварталы (прекрасная архитектура, ровные линии домов и т. д.)... Но я сразу понял, старой доброй Румынии – карачун: по всему городу какие-то безумные росписи, стрелки, круги, черепа, скалящиеся морды, выполненные торопливо, аляповато, наконец, просто бездарно на цоколях, фасадах, ступенях – словно сошедший с ума бездарь принялся разбрызгивать во все стороны краски, желая осчастливить ими как можно большее количество домов.

Это действовало угнетающе, но на то она и разруха (конечно, прежде всего в головах), чтобы являть людям не поддающуюся никакой логике и объяснениям пачкотню.

Последний пример – Греция, её забрызганные баллончиками полумёртвые города. Что касается Афин – хорошо, что ещё не перепачкан Акрополь!

Говорят, в Нью-Йорке и лондонской подземке дела обстоят не лучше – не знаю, не бывал. Но, если правда, у ребят дело плохо.

Гуляя по родному городу, честно скажу, с тревогой в последнее время присматриваюсь к стенам, но, слава богу, пока минует чаша сия. Есть кое-что кое-где, но, по крайней мере, в пределах нормы.
И откуда берутся они, пачкуны? Где живут? О чём думают? Чем, наконец, дышат? Иногда кажется – это некие вирусы, набрасывающиеся со всех сторон, подобно вшам, на ослабленный организм. Где неблагополучно, там сразу же появляются граффити, всё исписывается удивительной похабенью, которая от элементарного чувства прекрасного далека на сорок миллионов световых лет. И напротив – процветание там, где ни мелков, ни баллончиков.

Если, прибыв в некий город, вы даже на мусорных баках его не обнаружите ни единой пометы, росписи, треугольников, кругов и ругательств – знайте: страна, которой этот город имеет честь принадлежать, благословенна. Только где она, эта держава?

Возвращаясь к нам, замечу: совсем недавно, с неделю назад, в святая святых чистоты – метро – я увидел знакомые знаки и похолодел. Но тут же, оттесняя меня, появился развесёлый рабочий с ведром и тряпкой и на мою необоснованную панику высказался в стиле незабвенного сыщика Жеглова, смысл которой в следующем: эффективность государства не в количестве пачкунов, а в способности быстро стирать написанное. Потом он взял тряпку и убрал грязь.

Не скрою – подобный оптимизм несказанно меня обрадовал. Значит, ещё поживём...

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.